Характеристика системного подхода в изучении памяти и интерференции

Шрифт

модель памятиАнализ исследований интерференции в рамках различных традиционных подходов зарубежной и советской психологии указывает на многогранность проявления данного феномена в процессах памяти, на трудность выявления основных факторов, детерминирующих ее проявление, а также на противоречивость экспериментальных результатов и выводов.

Это объясняется, на наш взгляд, некоторой односторонностью самих методологических позиций исследователей. Более полно решить проблемы, связанные с изучением данного феномена, позволит, на наш взгляд, системный подход, получивший широкое распространение с середины 50-х годов в виде общенаучного принципа и процедуры исследования во многих областях науки [67], с 70-х годов реализуемых в советской психологии [30, 39, 48, 49, 52].

Системный подход позволяет рассматривать психическую реальность в виде сложной системы, проявление свойств которой обусловливается, с одной стороны, особенностями строения и наличным состоянием самой системы, а,с другой стороны, особенностями внешнего воздействия.

Специфика системного исследования определяется рядом принципов анализа объекта изучения, которые требуют построения целостной картины изучаемого объекта, определения его системных характеристик и системной детерминации. Можно выделить ряд наиболее устоявшихся понятий и принципов системного подхода, которые являются значимыми и для изучения психической реальности [67]:

1. Система представляет собой некую целостность, обладающую определенной автономностью, противостоящую окружающей среде, в которую она включена, как систему более высокого порядка. Вне среды система как целостность не существует.

2. Изучение формирования, развития и функционирования системы в процессе взаимодействия ее со средой требует членения системы на элементы (компоненты), представляющие собой минимальные единицы системы, способные к относительно самостоятельному выполнению определенной функции в системе, обусловленной особенностями этого взаимодействия.

3. Между элементами системы существуют различные типы связей. Особое значение среди них имеют системообразующие связи, объединяющие элементы в рамках целостной системы и приводящие к реализации лишь тех состояний из множества возможных для каждого отдельно взятого элемента, которые обеспечивают функционирование системы в целом.

4. Различные типы связей между элементами характеризуют определенную структуру и организацию системы. Структура системы может характеризоваться по «горизонтали» и по «вертикали». «Горизонтальная» структура – связи между однотипными, однопорядковыми компонентами системы; «вертикальная» структура требует рассмотрения уровней системы и иерархии этих уровней.

5. Специальным способом регулирования многоуровневой иерархии является управление – разнообразные по форме и по «жесткости» способы связей уровней, обеспечивающих нормальное функционирование и развитие системы.

6. Наличие управления делает необходимым определение цели и целесообразности функционирования системы.

7. Источник преобразования структуры системы или ее функционирования лежит в самой системе, т.е. она является самоорганизующейся системой.

8. Учитывая, что в процессе взаимодействия системы со средой ее функции выполняются не всей совокупностью элементов системы, а определенной структурой ее компонентов, необходимо выделение факторов (внешних, объективных – среды; внутренних, субъективных – системы), определяющих формирование функциональной подсистемы и реализацию ее функций.

9. Учитывая, что особенности функционирования системы определяются совокупностью внешних и внутренних факторов, необходимо выявление ее системной детерминации, т.е. раскрытия характера взаимодействия и взаимообусловленности данных факторов.

Значение реализации системного подхода для исследования психической реальности подчеркивает Б.Ф. Ломов, указывая, что «…природа психического может быть понята только на основе системного подхода, т.е. рассмотрения психического в том множестве внешних и внутренних отношений, в которых оно существует как целостная система» [49, c. 34]. Представление о психике как целостной системе ставит новую задачу перед психологией и требует иной направленности исследований, а именно – изучения внутренних механизмов, законов и закономерностей данной системы, которые определяют ее развития и функционирования. Это отнюдь не означает отхода от ставшего уже классическим в советской психологии представления о процессе формирования психики как отражения окружающей действительности в процессе взаимодействия с ней [26, 27, 46, 54], но оно предполагает, что сформировавшись как система, психика приобретает свои особые специфические свойства (системные характеристики), которые безусловно также определяют ее дальнейшее развития и функционирование.

Системный подход еще не является завершенной в своей разработанности теорией. Перед исследователями стоит еще много проблем: не разработаны критерии определения объекта научного исследования как системы, не разработаны основные модели систем, не определен характер и особенности системообразующих факторов и т.п. Ряд этих проблем решается при построении частных системных концепций в различных отраслях науки. Некоторые из них могут и должны быть перенесены в виде методологических принципов изучения систем и в другие отрасли.

Так, разработанная П.К. Анохиным теория функциональных систем, как указывает сам автор, дает «…универсальную модель для понимания и построения любой системы в различных классах явлений» [2, с. 9]. Такого же мнения придерживается Платонов К.К., указывая, что «теория функциональных систем, разработанная П.К. Анохиным в основном как теория физиологических систем, вышла за пределы физиологии, приобретя большое значение и для психологии» [52, с. 53]. А также, что «построение целостной системы психологии представляется дальнейшим творческим развитием теории функциональных систем. При этом некоторые понятия этой теории являются исходными и фундаментальными и для психологии» [52, с. 49-50].

В теории функциональных систем П.К. Анохин дает свое определение понятия системы, системообразующего фактора, описывает структуру функциональной системы. «Системой, - как указывает П.К. Анохин, - можно назвать только комплекс таких избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействия и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компонентов для получения фокусированного полезного результата» [1]. Системообразующим фактором функциональной системы, по П.К. Анохину, является полезный результат, приводящий неупорядоченное множество компонентов в систему, обеспечивающую целостность системы в данных условиях. Структура функциональной системы включает пять основных узловых механизмов: афферентный синтез, принятие решения, формирование программы действия и акцептора результата действия, целенаправленное действие, обратная афферентация. Все узловые механизмы поведенческого акта представляют собой физиологическое единство, и какой-либо из этих механизмов нельзя рассматривать изолированно, не представляя себе всей структуры (архитектуры) поведенческого акта, а главное, специальной роли данного механизма в развертывании процесса в функциональной системе [1, 2, 3, 4].

Б.Ф. Ломов предлагает реализовать в исследовании психической реальности следующие принципы системного подхода [48]:

1. Многоплановость в рассмотрении психики как системы:

— как некоторой качественной единицы, как системы, имеющей свои специфические закономерности;

— как части своей видо-родовой макроструктуры, закономерностям которой она подчиняется (здесь системой является макроструктура, в которую включено изучаемое явление);

— в плане микросистем, закономерностям которых оно также подчиняется;

— в плане его внешних взаимодействий, т.е. вместе с условиями его существования.

2. Учет многомерности психических явлений.

3. Учет многоуровневости и иерархичности системы психических явлений.

4. Учет разнопорядковости психических свойств.

5. Учет системной детерминации психических явлений.

6. Анализ развития психических явлений как развития системы.

Данные принципы ложатся в основу построения системного исследования психической реальности и определяют основные задачи такого исследования.

Реализация в исследованиях памяти принципов системного подхода, сформулированных П.К. Анохиным, Б.Ф. Ломовым и др. [1-4, 7, 8,30, 39, 48, 49, 52, 67], позволяет упорядочить представления о ее особенностях, раскрыть ее системные характеристики, иначе подойти к анализу различных ее феноменов, в частности интерференции [5,16,17, 35, 36, 37].

В современный концепциях памяти, опирающихся на принцип системного подхода, намечается переход в описании функциональной структуры памяти от линейных цепочек управления к иерархическим уровневым структурам, к рассмотрению памяти как сложной, динамической, развивающейся и самоорганизующейся системы. К этим теориям относятся концепции Р. Аткинсона [5], Р. Клацки [44], С.П. Бочаровой [15, 16], Р.М. Грановской [32], П.Я. Большунова [9] и др. В данных концепциях анализируются особенности взаимодействия мнемической системы с другими компонентами психики субъекта (макроструктурный подход [15, 32], и особенности ее внутренней структуры (микроструктурный подход) [22, 33, 41, 49, 58-60, 62].

В исследованиях С.П. Бочаровой [15, 16], рассматривающей память как мнемическую систему в неразрывной связи с другими компонентами психики индивида, память понимается как базовая функциональная система, выполняющая не только когнитивную, связанную с преобразованием новой поступающей в систему информации, но и продуктивную функцию, связанную с организацией функционирования всей деятельности человека. В предложенной ею схеме (рис. 3.1)представлены взаимосвязи памяти с перцептивными, интеллектуальными и моторными компонентами психики. Как подчеркивает С.П. Бочарова, системный анализ особенностей памяти требует учета разнопорядковости ее свойств, изучаемых различными дисциплинами, - биохимических, нейрофизиологических и поведенческих (психологических);определяя особенности функционирования различных уровней мнемической системы (сенсорной, кратковременной и долговременной памяти), необходимо учитывать систему факторов, определяющих их эффективность: объектные, со стороны внешнего воздействия (особенности заучиваемого материала и условия его предъявления), субъектные, выраженные в нейрофизиологический и биохимических особенностях мозга как целостной системы, с одной стороны, и системных характеристик психики, личностных особенностей субъекта и закономерностях самой памяти как системы, с другой стороны. Интерференция в данных исследованиях понимается как структурный компонент мнемической системы, регулирующий потоки информации в системе и снижающий информационную нагрузку. Интерференция, по мнению С.П. Бочаровой, неразрывно связана с процессами отбора релевантной информации [11,14], чем, вслед за А.А. Смирновым и Д. Бродбентом, утверждается мысль о целесообразности этого мнемического механизма.

Таким образом, можно видеть, что представление о памяти с позиций системного подхода изменяет и представление об особенностях проявления в ней интерференции. Проявление эффекта интерференции как нарушения процессов усвоения и воспроизведения информации связывается здесь не только с особенностями запоминаемого материала, с особенностями интерполирующей деятельности, но и со специфическими особенностями самой мнемической системы и ее функциональных уровней.

Рис. 3.1. Структурно-функциональная модель памяти (Бочарова С. П. , 1977)

Однако феномен интерференции не является основным предметом анализа в данных концепциях, особенности проявления интерференции рассматриваются в качестве объяснительного принципа разных функциональных особенностей мнемической системы. Поэтому в рамках данных исследований не ставится задача раскрытия механизма интерференции, выявления и систематизации факторов, детерминирующих его проявление и ведущих к снижению эффективности мнемической системы, не дано четкого определения понятия интерференции с позиций системного подхода. В одном случае данных феномен рассматривается как целесообразный функциональный механизм памяти, связанный с отбором релевантной и отсевом нерелевантной информации, снижающий нагрузку на мнемическую систему [15,16]. В другом случае, интерференция рассматривается как механизм забывания, утраты информации в процессе ее преобразования в системе, т.е. скорее как негативный феномен [5, 54].

Таким образом, остается проблема определения самого понятия интерференции, выявления психологического механизма интерференции (под психологическим механизмом в данном случае мы понимаем те предполагаемые процессы, которые приводят к проявлению данного феномена, как своего результата [64]) и системной детерминации ее проявления в памяти с позиций системного подхода.

Егорова Э.Н., Заика Е.В. Память и интерференция. Монография.
Глава 3. Изучение интерференции с позиций системного подхода в отечественной психологии памяти (Егорова Э.Н.). 3.1. Характеристика системного подхода в изучении памяти и интерференции

Поделиться