Усмирение гнева

Настроить шрифт

Среди гуру Нового века по личностному развитию модно проповедовать переоценку своего детства и возврат к нему для того, чтобы вновь обрести интерес к жизни, любознательность и счастливую способность жить настоящим.

Отчего детство было таким счастливым временем? Оттого, что мы были цельными. У нас не было ни прошлого, за которое можно испытывать вину, ни пугающего образа будущего. Прошлое и будущее были неразрывны с настоящим.

Состоянием нашей души было «Мое!», поскольку желаемое, должное и действительное не расходились друг с другом. (Подробнее об этом состоянии можно узнать из моей книги «Управляя изменениями»).

В детстве физическая, эмоциональная, интеллектуальная и духовная стороны жизни еще не начали разделяться. Однако с возрастом они развиваются, но каждая — со своей скоростью, и мы переживаем нарушение собственной цельности.

Для меня проявлением истинной цельности натуры является любовь.*

Почему она? Потому что, любя, вы чувствуете свою неразрывную связь с объектом любви. Меж вами нет границ. Вы и ваша любовь слиты воедино. наставники нового века, призывающие вернуться в детство, в некотором роде зовут нас вернуться к любви.

Но не только гуру нового века твердят о любви. обращали ли вы в последнее время внимание на автомобильные наклейки? «Я люблю Нью- Йорк», «Я люблю Лас-Вегас», «Я люблю свою лошадь», «Я люблю ...». Любовь присутствует всюду. То же послание мы встречаем в церквях и синагогах. (Что происходит в мечетях, мне не довелось узнать.) А те, кто умеет использовать идею любви или хотя бы намекает на нее в коммерции, способны построить процветающий бизнес. Похоже, любовь является основной человеческой потребностью.

Как показывают исследования, дети, лишенные любви, растут медленнее, чем положено. и те, кого в детстве мало любили, испытывают эмоциональные трудности во взрослой жизни. Без любви мы гибнем.

Все это привело меня к озарению: все, что человек делает в жизни, кроме того, что непосредственно направлено на физическое выживание (поиски пищи и крова), он делает во имя любви.

  • Наша потребность в признании и уважении — не что иное, как замаскированная потребность в любви. И плача, скандаля или стеная, мы безнадежно взываем к ней.

Минуточку! Если сказанное ранее — правда, то оно касается и усмирения гнева. Возможно, выражение гнева — всего лишь проявление страха быть отвергнутым.

  • И лучше в ответ выказать свою любовь, чем отчитать или сделать замечание.

Похоже, любовь является основной человеческой потребностью.

Как вы поступите с плачущим ребенком? Станете ли наказывать его за крик? Или же ласково обнимете, чтобы успокоить? Почему же не поступить так же с супругом или подростком?

  • Все межличностные, а может быть, и личные проблемы являются следствием отвергнутой любви или ее безуспешных поисков.

Более того, считаю, что преступление — это проявление недостатка любви. Преступление может быть всего лишь выражением потребности во внимании, в любви. (Я не имею в виду клинические случаи, но, возможно, и они вопиют о любви совсем уж безнадежно.)

В чем заключенные находят утешение в наше время? Они заботятся о собаках, общаются с ними, дрессируют. Считается, что такие занятия положительно влияют на моральный облик заключенных, их навыки общения и дисциплину. Это разумно. В жизни этих людей наконец появляется капелька любви.

Что часто делают в американских больницах для лежачих больных? К ним приводят собак, обученных лизать руки и сидеть рядом с постелью так, чтобы их можно было погладить. Для чего это делают? Отдавая и принимая любовь, мы исцеляемся.

Моя мать, необразованная, но мудрая женщина, любила повторять сефардскую пословицу: «Любовь все преодолеет. Все исцелит».

Может быть, гнев супруга правильнее встретить любовью, а не ответным гневом? Представьте, что супруг повысил на вас голос. Стандартная реакция — закричать в ответ. Что же произойдет, если вы молча подойдете и обнимете его, как обняли бы маленького ребенка?

Понимаю: сказать проще, чем сделать. Но давайте хотя бы попытаемся.

---

* В своих размышлениях о любви Ицхак Адизес оперирует словами integration— disintegration, полагая, что любовь способствует внешней и внутренней интеграции, а ее отсуствие, напротив, приводит к дезинтеграции. Выбор этих слов, вероятно, не случаен и может иметь отношение к ключевому для ролевой модели Адизеса PAEI понятию Integration, которое, как правило, переводится в других книгах как «интеграция» (или «интегрирование»). однако поскольку данные «размышления» писались на свободные темы и не предполагают жесткого закрепления терминов, здесь и далее в переводе свободно используются разнообразные аналоги, которые максимально близко передают смысл авторской идеи и гладко вписываются в общую стилистику русского текста, как, например, целостность, единство, слияние и разрыв, разобщенность и так далее. Прим. перев.

Адизес И.К. Новые размышления о личном развитии.

Поделиться