Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Thu06292017

Last update06:42:18 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru
Back Дифференциальная Гендерная психология Гендерные различия в сфере эмоционального интеллекта (Андреева И.Н.)

Гендерные различия в сфере эмоционального интеллекта (Андреева И.Н.)

Гендерные различия ЭИ

В современном обществе проблема компетентности в понимании и выражении эмоций стоит достаточно остро, поскольку в нём искусственно насаждается культ рационального отношения к жизни, воплощённый в образе некоего эталона – непрогибаемого и как бы лишённого эмоций супермена.

Известно, что запрет на эмоции ведёт к их вытеснению из сознания. В свою очередь, невозможность психологической переработки эмоций способствует разрастанию их физиологического компонента в виде болей и неприятных ощущений. К сожалению, в некоторых психологических исследованиях эмоциональное мышление понимается, на наш взгляд, как некий дефектный компонент мыслительного процесса, снижающий объективность познания и отличающийся «ригидностью, косностью» (Н.Т. Ерчак, 2001).

 

В то же время К.Д. Ушинский, подчёркивая социальный смысл эмоций, отмечал, что общество, заботящееся об образовании ума, совершает большой промах, ибо человек более человек в том, как он чувствует, чем как он думает. Культ рацио, высокий образовательный ценз непосредственно не обеспечивает гуманистическое мировоззрение и эмоциональную культуру человека. Исходя из сказанного выше, мы полагаем, что эмоциональная компетентность – открытость человека своим эмоциональным переживаниям – является показателем психологического здоровья человека и обеспечивает эффективное межличностное взаимодействие. Следовательно, становление гуманистических ценностей в нашем обществе невозможно без развития эмоциональной компетентности. Однако возникает вопрос о том, какие эмоциональные способности следует развивать в первую очередь? Каким образом при этом следует учитывать гендерные различия?

В ряде современных зарубежных и отечественных теорий эмоция рассматривается как особый тип знания. В соответствии с данным подходом к пониманию эмоций выдвигается понятие “эмоциональный интеллект”, который определяется как способность действовать с внутренней средой своих чувств и желаний (R. Busk, 1991; Е.Л. Яковлева, 1997); способность понимать отношения личности, репрезентируемые в эмоциях, и управлять эмоциональной сферой на основе интеллектуального анализа и синтеза (P. Salovey, J.D. Mayer, 1994; Г.Г. Горскова, 1999); совокупность эмоциональных, личных и социальных способностей, которые оказывают влияние на общую способность кого-либо эффективно справляться с требованиями и давлением окружающей среды (Р. Бар-Он, 2000).

Обобщая данные определения, можно отметить, что индивиды с высоким уровнем развития эмоционального интеллекта о бладают выраженными способностями к пониманию собственных эмоций и эмоций других людей, к управлению эмоциональной сферой, что обусловливает более высокую адаптивность и эффективность в общении.

Согласно П. Сэловею, в структуру эмоционального интеллекта входит ряд способностей: распознавание собственных эмоций, владение эмоциями, понимание эмоций других людей, самомотивация. Г.Г. Горскова (1999) подчеркивает, что важнейшим компонентом эмоционального интеллекта является понимание эмоций субъектом.

В отличие от абстрактного и конкретного интеллекта, которые отражают закономерности внешнего мира, эмоциональный интеллект отражает внутренний мир и его связи с поведением личности и взаимодействием с реальностью.

Следует отметить, что развитие эмоционального интеллекта действительно требует учета гендерных различий в эмоциональной сфере. В исследованиях Ш.Берн (2001) указывается на незначительность этих различий. Так, отмечается, что различия в уровне эмпатии обнаруживаются только в том случае, если в исследовании испытуемые-мужчины должны сообщить, насколько эмпатичными они стремятся быть, то есть представители мужского пола в большей мере склонны подавлять свои чувства, нежели женщины. Различия в сфере агрессии заключаются прежде всего в способе её выражения: у мужчин преобладает прямая агрессия, у женщин – вербальная и косвенная.

Согласно другим исследованиям (Г.Орме, 2003), несмотря на отсутствие различий между мужчинами и женщинами по общему уровню EQ (коэффициента эмоциональности), женщины обнаруживают более высокий уровень по межличностным показателям эмоционального интеллекта (эмоциональности, межличностным отношениям, социальной ответственности). У мужчин преобладают внутриличностные показатели (самоутверждение, способность отстаивать свои права), способности к управлению стрессом (стрессоустойчивость, контроль импульсивности) и адаптируемость (определение правдоподобности, решение проблем). Иными словами, женщины более осведомлены об эмоциях, демонстрируют большую эмоциональность, у них складываются более благоприятные межличностные отношения, и они действуют с большей социальной ответственностью, чем мужчины. Мужчины, в свою очередь, проявляют большее самоуважение, более независимы, лучше справляются со стрессом, лучше решают проблемы, более оптимистично настроены, чем женщины.

В отличие от эмоционально благополучных личностей у людей с эмоциональными расстройствами обнаруживается более высокий уровень алекситемии (элиминирования эмоций, запрета на выражение чувств). Интересно, что у мужчин запрет выше на страх, у женщин – на гнев.

Таким образом, развитие эмоциональной компетентности и эмоционального интеллекта является необходимым условием психологического здоровья личности, её эффективности в межличностном взаимодействии; оно должно проводиться с учётом ряда гендерных различий. Это означает, что мужчинам в первую очередь необходимо учиться пониманию и адекватному выражению эмоций, развивать социальную ответственность, для женщин актуально развитие самоуважения, независимости, стрессоустойчивости и адаптируемости.

И.Н. Андреева,
доцент кафедры педагогики
Полоцкого государственного университета,
г. Новополоцк, Беларусь
Андреева И.Н. Гендерные различия в сфере эмоционального интеллекта // Женщина. Образование. Демократия. Материалы международной междисциплинарной научно-практической конференции 19-20 декабря 2003 года. – Минск, 2004. – С. 147-149.

Похожие материалы