4.8.3. Признаки начала и конца «нормального детского развития»

Typography
  • Smaller Small Medium Big Bigger
  • Default Helvetica Segoe Georgia Times

Содержание материала

Мы уже имеем определенное представление о признаках стабильных стадий. Для выявления признаков всех стадий детского развития [143] необходимо знать также признаки начала и окончания всего процесса «нормального детского развития» (4.3). Т. е. начала «кризиса новорожденности» и конца «кризиса 17 лет» (табл. 1 в 3.4.1).

Признак начала детского развития

В периодизации Выготского этот процесс «открывается критическим актом рождения», который и является эмпирическим признаком начала «кризиса новорожденности» [144]. Вопрос лишь в том, как понимать этот признак с психологической точки зрения. Так как «кризис новорожденности» обладает «всеми отличительными чертами критического возраста» [145], он должен рассматриваться с той же точки зрения, что и другие «кризисы». Исходя из этого, признак начала новорожденности (акт рождения) должен быть понят как частный случай общего признака начала нестабильной стадии: ребенок перестал быть объектом внешней регуляции того ее вида, который характерен для предшествующей стадии развития (4.7).

Особенность «кризиса новорожденности» состоит в том, что в его начале ребенок перестает быть объектом физиологической (нейро-гуморальной) [146] регуляции со стороны взрослого (матери). Что наглядно выражается в перерезании пуповины: после этого «непосредственная физическая связь между ребенком и матерью уже отсутствует», жизнь ребенка стала «индивидуальным существованием, отделенным от организма» матери [147]. При этом становится эмпирически очевидным наличие у здорового новорожденного сформированной самостоятельной внутренней (физиологической) саморегуляции: он остается жизнеспособным и после перерезания пуповины [148], т. е. после прекращения характерной для пренатального развития внешней регуляции со стороны взрослого (матери) [149]. Вид средств внешней пренатальной регуляции – гумор, т. е. совокупность веществ, которые вырабатываются железами внутренней секреции матери и поступают в организм ребенка через пуповину [150]. Признак начала «кризиса новорожденности»: ребенок перестал быть объектом характерной для пренатального развития внешней регуляции и стал субъектом самостоятельной внутренней нейро-гуморальной саморегуляции. Это же – признак начала всего процесса детского развития, отраженного в «возрастной периодизации» (табл. 1 в 3.4.1).

Признак конца детского развития

Окончание всего этого процесса – конец «кризиса 17 лет» (3.4.1). Поэтому для установления признака окончания нормального детского развития выявим признак конца данного «кризиса».

 «Кризис 17 лет» – нестабильная стадия (3.5), следовательно, его окончание характеризуется подчинением внешней регуляции (4.7). Конец всякой стадии – это начало следующей (3.4). В данном случае, следующая стадия – «юность» (примерно с 18 лет) (3.4.1). «Юность» – это «начальное звено в цепи зрелых возрастов» [151]. Значит, в конце «кризиса 17 лет» происходит подчинение тому виду внешней регуляции, который применяется в социуме по отношению к зрелым (взрослым) людям.

Вид внешней регуляции характеризуется средством регуляции (4.8.1). У взрослых это средство уже не является серьезно-игровым, как у подростков, у которых серьезная игра – «промежуточная форма деятельности, генетически возникающая между игрой ребенка и серьезной деятельностью взрослого человека» [152]. В «юности» же, на начальном этапе взрослости, уже имеет место именно «серьезная деятельность взрослого человека» (пусть еще и с оттенком ее начального этапа). Если подросткам отношения между взрослыми доступны лишь в виде серьезной игры, то в «юности» мы обнаруживаем действительного члена социума, уже не в игровом плане, а серьезно (по-настоящему) вступающего в характерные для взрослых отношения: он может участвовать в выборах и быть избранным, вступать в брак, самостоятельно обеспечивать себя и семью, воспитывать собственных детей и т.д.

Характерным для современного социума средством регуляции поведения взрослых является слово: примерами могут служить обсуждение и принятие законов в парламенте, прения юристов и вынесение приговоров в суде, указания менеджеров подчиненному им персоналу, приказы офицеров солдатам, распоряжения деканов студентам и т. п. Все это – серьезная речь. Разумеется, взрослые члены социума могут делать порой и весьма несерьезные высказывания. Однако обсуждаемая речь, безусловно, является серьезной в том психологическом смысле, что она уже не компонент игры в социум (как речь в серьезно-игровой деятельности подростков), а компонент действительного функционирования самого социума.

Характерным для «юности» (начала взрослости) средством регуляции является слово серьезной речи, или, короче, серьезное слово. Соответственно, подчинение такой внешней регуляции – признак конца «кризиса 17 лет» (ориентировочно в 18 лет) [153]. А значит, и признак окончания всего процесса детского развития.

Итак, признак конца нормального детского развития – подчинение внешней (социальной) регуляции посредством серьезного слова.


Сноски

[143] Согласно «возрастной периодизации» Выготского (табл. 1 в 3.4.1).

[144] Выготский Л. С., [59], с. 269.

[145] Выготский Л. С., [59], с. 269.

[146] Причем пренатальное развитие характеризуется отсутствием непосредственной связи нервных систем матери и ребенка: в пуповине нервных волокон нет. Передаваемым через нее средством регуляции является гумор (вещества, вырабатываемые железами внутренней секреции). Симптомом окончания пренатального развития является очевидный факт прекращения поступления гумора через пуповину после ее перерезания. Родившись, ребенок перестал быть объектом этого вида внешней регуляции. Изучение физиологического уровня регуляции в психологии вполне правомерно: «предмет психологии – целостный психофизиологический процесс» (поведения и регуляции), который «имеет свою психическую и свою физиологическую стороны, но психология изучает его именно как единый и целостный процесс» (Выготский Л. С., [74], с. 139, 141).

[147] Выготский Л. С., [59], с. 270, 274.

[148] Осуществляет самостоятельную внутреннюю саморегуляцию физиологически нормального состояния своего организма.

[149] Наличие у рождающегося человека самостоятельной саморегуляции (с отвержением внешней регуляции) подразумевает активность (субъектность) ребенка. Ср.: рождающийся «ребенок не пассивен; он борется, делает усилия, чтобы родиться», и «внимательная мать чувствует» это (Субботский Е.В., [271], с. 13). В таком смысле акт рождения имеет характер активного отвержения ребенком внешней среды (организма матери) и внешней регуляции (пренатальной).

[150] К гуморальным веществам относится, например, адреналин.

[151] Выготский Л. С., [69], с. 255-256. Строго говоря, изучение «юности» не входит в задачу данного исследования, так как эта стадия не включена в «возрастную периодизацию» (3.4.1). Но для реконструкции периодической системы стадиальных ЗБР необходим признак начала «юности» как признак окончания нормального детского развития.

[152] Выготский Л. С., [67], с. 38-39. (Курсив мой. – С.К.)

[153] Это находит эмпирическое подтверждение, например, в бытующей у нас практике призыва юношей в армию именно с 18 лет: они уже подчиняются внешней регуляции со стороны командиров посредством слова серьезной речи («кризис 17 лет» окончен).

Касвинов С. Г. Система Выготского. Книга 1: Обучение и развитие детей и подростков. - Харьков: Райдер, 2013. Публикуется на сайте psixologiya.org с разрешения автора.

Поделиться