4.8.2. Виды средств внешней регуляции и виды регуляции

Шрифт

Содержание материала

«Пубертатный возраст» (ПВ)

Наряду с уже обсуждавшейся выше игрой дошкольников, Выготский отметил ее аналог у подростков – «серьезную игру» [133]. Термин серьезная игра, связанный именно с подростками [134], применялся ученым при обсуждении теории В. Штерна о «серьезной игре» в «положительной фазе» развития подростков [135]. Эта «фаза» соотносится со стабильным «пубертатным возрастом» (следующим в ходе развития за «кризисом 13 лет», который является «негативной фазой» развития подростков) [136].

Серьезная игра подростка проявляется, в основном, «в области эротики [137] и области общественных отношений». Причем «субъективно подросток воспринимает эту игру совершенно серьезно» [138], и в этом смысле в ней как бы «стирается различие между действительным и кажущимся». Подросток «ведет серьезную игру в жизненные отношения», к которым относятся «дружба и вражда, окрашенные аффективностью, характерной для детской игры» [139]. Сама игра у подростков уже не детская, но все же это – своего рода игра: жизненные отношения взрослых доступны подросткам далеко не полностью и потому могут быть воспроизведены ими не буквально, а лишь с достаточно высокой долей условности, т. е. именно в виде серьезной игры [140].

Характерным для «пубертатного возраста» средством регуляции поведения является серьезная игра, точнее, серьезно-игровая ситуация. Она сходна с игровой ситуацией в «дошкольном возрасте», но вещи, которые она включает, уже не являются игровыми вещами (игрушками). Подросток относится с «пренебрежением» к играм детей и «с игрушкой», в отличие от дошкольников, «не хочет иметь никакого дела»: все вещи, «за которые он принимается, носят серьезный характер» [141]. Но у подростка они являются компонентами не настоящей (серьезной) деятельности взрослых, а серьезно-игровой модели этой деятельности. Поэтому в «пубертатном возрасте» вещи, составляющие серьезно-игровую ситуацию, психологически должны рассматриваться как серьезно-игровые вещи, дающие возможность подросткам замещать собою взрослых (принимать на себя их роли).

Здесь тоже совокупность вещей, составляющих одну серьезно-игровую ситуацию, может рассматриваться как одна сложная серьезно-игровая вещь (т. е. серьезно-игровая ситуация как целое), а все подобные вещи – как характерный для «пубертатного возраста» вид средств регуляции.

Схема регуляции в «пубертатном возрасте» аналогична той, что была в «дошкольном возрасте: человек – вещь – человек. Только средством регуляции является уже не игровая вещь (предмет-заместитель), а серьезно-игровая вещь.

Завершая обсуждение видов средств регуляции, подведем его итоги, отметив следующие три момента.

Во-первых, на протяжении стабильной стадии характерный для нее вид регуляции интериоризуется (4.5.4) вместе с ее средством. Структура стабильной стадии как процесса интериоризации регуляции будет обсуждена ниже. Но соответствующая психологическая эмпирия будет приведена лишь в части III, так как здесь, в части II, осуществляется только теоретическая реконструкция неявно отраженных в научном наследии Выготского схем (2.2).

Во-вторых, в выявленных видах средств регуляции прослеживается закономерность: периодическое чередование двух их типов – вещей и слов. При этом средства регуляции могут рассматриваться как ситуации, в совокупности которых выделены две части – два типа ситуаций. Ситуации одного типа характеризуются как сложные вещи (совокупности отдельных вещей [142]). Ситуации другого типа – как сложные слова, т. е. предложения (совокупности отдельных слов).

В-третьих, каждый вид средств регуляции характеризует конкретный вид регуляции, определяющий одну из стабильных стадий (4.8.1, 4.8.2), которая связана с конкретной стадиальной ЗБР (3.4.2). Поэтому, согласно чередованию вещей и слов, на две связанные с ними части разделяются не только совокупность видов средств регуляции, но также совокупность видов регуляции, совокупность стабильных стадий и совокупность стабильных стадиальных ЗБР. Психологам нетрудно увидеть в чередовании вещей и слов сходство реконструируемой теории с чередованием известных сфер в периодизации Д. Б. Эльконина. Сопоставление этих двух аспектов интересно и, несомненно, полезно для лучшего понимания процесса детского развития, но в данном исследовании увело бы нас в сторону от поставленной цели (2.1.6).

Поделиться