4.8.2. Виды средств внешней регуляции и виды регуляции

Шрифт

Содержание материала

«Дошкольный возраст» (ДВ)

Игра является «особенностью дошкольного возраста» [108], а потому может служить для его определения [109]. Выготский объединил в одну категорию игры две ее известные разновидности – ролевую игру [110] и игру с правилами (рассматривая переход от первой ко второй как процесс развития игры в «дошкольном возрасте») [111]. С такой точки зрения, игра с мнимой ситуацией (сюжетно-ролевая) и игра с правилами – это «два полюса» развития игры на данной стадии. В этом смысле «всякая игра с мнимой ситуацией есть вместе с тем игра с правилами, и всякая игра с правилами есть игра с мнимой ситуацией»: ведь «везде, где есть мнимая ситуация в игре», в ней «есть правило», неявно содержащееся в самой мнимой ситуации [112]. И «всякая игра с правилами содержит в себе мнимую ситуацию», хотя бы неявно [113]. На протяжении «дошкольного возраста» происходит «развитие от явной мнимой ситуации и скрытых правил к игре с явными правилами и скрытой мнимой ситуацией» [114]. Далее будет обозначаться термином игра именно эта развивающаяся игра с правилами и мнимой ситуацией, заданными сюжетом (тем самым – внешней средой). Такая игра – не единственная и не преобладающая, но «ведущая» деятельность дошкольников. Ведущая их развитие, подобно тому, как обучение ведет за собой развитие. «Отношение игры к развитию следует сравнить с отношением обучения к развитию», так как «игра – источник развития и создает зону ближайшего развития», что и делает ее «девятым валом развития» в «дошкольном возрасте» [115]. При всем общеизвестном интересе Выготского к эгоцентрической речи дошкольников, он рассматривает игру, а не этот вид речи в качестве «девятого вала развития» [116].

В игровой ситуации «ребенок начинает себя вести» так, «как диктует эта ситуация». Причем в данном «возрасте» достаточно «легко вызвать такую игру у детей», которая воспроизводит «то, что есть на самом деле» (например, ребенок играет со своей матерью «в то, что он ребенок, а мать – мать») [117]. Взрослый, создав соответствующую игровую ситуацию, может превратить реальное поведение детей в игровое. В такой превращенной форме реальное поведение становится управляемым: ребенок действует так, «как диктует эта ситуация» [118].

В ходе развития дети и сами становятся способны применять регуляцию (саморегуляцию) посредством игровой ситуации. Например, «дети, которые не хотят укладываться в кровать» для дневного сна, говорят: «Давайте играть в то, что как будто бы ночь, нам надо идти спать» [119]. И таким путем овладевают своим поведением.

Характерным для «дошкольного возраста» внешним средством регуляции (сложным «психологическим орудием») является игровая ситуация. Такая регуляция существенно отличается от регуляции в «раннем возрасте» посредством слова: игровая ситуация включает игровые вещи (предметы-заместители [120]), моделирующие сюжет [121]. Средством регуляции является здесь совокупность вещей-заместителей, а не замещаемая ими совокупность вещей из окружающей среды (вещи, воспринимаемые в окружающей среде, были средством регуляции в «младенческом возрасте»). Когда дети замещают собой взрослых (принимают на себя их роли), тела самих детей также являются игровыми вещами (предметами-заместителями) [122]. То же следует сказать и о звучащем, воспринимаемом слове игровой речи: это слово замещает слово изображаемого ребенком персонажа и в этом смысле также является вещью (предметом-заместителем). Это особенно ясно, если учитывать материальную «оболочку» слова с ее перцептивными особенностями [123]. Совокупность игровых вещей можно понимать как сложную игровую вещь (т. е. игровую ситуацию), а все подобные вещи – как характерный для «дошкольного возраста» вид средств регуляции. Схема регуляции здесь – опять «человек – вещь – человек», как и в «младенческом возрасте», только средством регуляции является уже игровая вещь, а не первосигнальная вещь.

Сноски

[108] Выготский Л. С., [49], с. 79. Ср.: «игра есть главный тракт» – или «основной путь» – «культурного развития ребенка», «в частности, его знаковой деятельности», непосредственно связанной с регуляцией (Выготский Л. С., [64], с. 14, 69).
[109] Выготский применял выражение «возраст игры» для обозначения «типичной стадии» развития ([52], с. 325). Об игре как признаке «дошкольного возраста» см.: Касвинов С. Г., [139].
[110] Ролевую игру также называют сюжетно-ролевой (в русскоязычной психологии) и игрой притворства (в англоязычной психологии).
[111] Нет игры без играющего. Нет и развития игры без развития играющего. Поэтому развитие игры дошкольников отражает развитие самих дошкольников (Касвинов С. Г, [139], с. 50-51).
[112] «Если ребенок играет роль матери, то у него есть правила поведения матери», пусть и не «формулированные» словесно, но отраженные в представлении (Выготский Л. С., [49], с. 64).
[113] Например, шахматы (игра с правилами) моделируют сражение двух армий, пусть и с высокой долей условности.
[114] Выготский Л. С., [49], с. 65.
[115] Выготский Л. С., [49], с. 77.
[116] По-видимому, в психологической системе Выготского эгоцентрическую речь дошкольников надо понимать как часть их игровой активности.
[117] Выготский Л. С., [49], с. 63-64.
[118] Наглядный пример приведен Д. Б. Элькониным. В реальной ситуации дошкольники категорически отказались есть предложенную взрослым и надоевшую им кашу. Но тут же, в ходе организованной взрослым игры в детский сад, они «без всякого протеста, даже выражая удовольствие, … стали есть» ту же самую кашу «и даже попросили еще» ([309], с. 4). Взрослый превратил реальное поведение детей в игровое, содержащее то же самое действие, и они его с удовольствием совершили. Здесь хорошо видно, что игровая ситуация является средством регуляции.
[119] Выготский Л. С., [49], с. 76.
[120] Например, если ребенок скачет верхом на палочке, то она – игровой заместитель реального коня.
[121] Сюжет игры – это моделируемая в ней часть действительности.
[122] В качестве психологического орудия может выступать и часть тела, например, лицо с тем или иным выражением. См.: Мещеряков Б. Г., [206].
[123] Например, «рыкающую» манеру произнесения слов сказочным львом, акцент при изображении иностранца и т. п.

Поделиться