2.3. Источники для теоретической реконструкции

Настроить шрифт

Содержание материала

К основным задачам историко-психологического исследования относится изыскание источников для теоретической реконструкции (2.1.6). В данном случае – текстов, которые входят в научное наследие Л. С. Выготского и имеют непосредственное отношение к изучаемой части психологической системы ученого [121].

Связь обучения (воспитания) с детским развитием и понятие зоны ближайшего развития (ЗБР) обсуждались ученым в нескольких работах. Среди них: «Мышление и речь» [122], «Проблема возраста» [123], «Проблема обучения и умственного развития в школьном возрасте» [124], «Обучение и развитие в дошкольном возрасте» [125], «Развитие житейских и научных понятий в школьном возрасте» [126].

«Проблема возраста» посвящена процессу детского развития в целом. Важное положение о том, что развитие надо рассматривать как процесс, который одновременно является и непрерывным, и дискретным, высказано ученым в работе «Психика, сознание, бессознательное» [127].

Отдельные части этого процесса обсуждены в ряде текстов, включая следующие: «Младенческий возраст» [128], «Кризис первого года жизни» [129], «Раннее детство» [130], «Кризис трех лет» [131], «Игра и ее роль в психическом развитии ребенка» [132], «Конспект об игре» [133], «Кризис семи лет» [134], «Педология подростка» [135].

В «Педологии подростка» влияние культурного контекста на детское развитие (что включает обучение и воспитание) связывается с процессом, который в психологии называется интериоризацией. Он представляет собой перенос присутствующих в культуре и опосредованных психологическими орудиями (знаками) социальных отношений извне внутрь с превращением их в психические функции и отношения между ними [136]. Структуру процесса интериоризации Выготский обсудил в работе «О психологических системах» [137].

Детское развитие ученый понимал как процесс «овладения поведением» («чужим» и «своим»), т. е. как процесс формирования регуляции (саморегуляции) поведения (1.2.6). Эта идея обсуждалась в работе «Инструментальный метод в психологии» [138]. Представление о регуляции уточнено в «Истории развития высших психических функций» [139] и «Педагогической психологии» [140] путем различения регулирующей и регулируемой активности (на примерах с рикшей, вагоновожатым, учителем) [141]. Необходимость различения уровней активности обсуждалась и в «Проблеме развития в структурной психологии» [142]. Схема регуляции «человек – вещь – человек» приведена в «Проблеме сознания» [143]. Аналогичная регуляция посредством слова («команды») описана в «Педологии подростка» [144].

В «Инструментальном методе» введено понятие «психологического орудия» – средства регуляции поведения. Приведенные автором примеры психологических орудий (язык, письмо, нумерация, счисление, алгебраическая символика, схемы, диаграммы, карты, произведения искусства) демонстрируют непосредственную связь средств регуляции с содержанием образования, с культурным контекстом детского развития, с процессом культурного развития ребенка [145].

Идет речь в «Инструментальном методе» и о важной в методологическом плане зависимости свойств частей от свойств целого и изменения (развития) частей от изменения (развития) целого. В «Проблеме возраста» сказано о том, что действующими внутри стадии развития («возраста») структурными законами определяется строение каждого частного процесса внутри этой стадии. Принцип Л. С. Выготского, весьма существенный для понимания его представлений о процессе детского развития, опубликован в виде цитаты из архива ученого его учеником Д.Б. Элькониным: «общие законы развития находят всякий раз качественно своеобразное выражение» в каждом «возрасте» [146]. Эльконин привел еще одну важную сейчас цитату из лекции Выготского, где идет речь об «идеальной форме» – олицетворяемом взрослым человеком уровне развития, к которому направлено развитие ребенка [147].

Изыскание источников реконструкции интересующей нас части психологической системы Л. С. Выготского закончено.

Собственно процесс теоретической реконструкции (часть II) будет осуществлен на основе указанных источников. Все цитаты в основном тексте части II принадлежат только Выготскому.

Другие источники [148] и цитаты из них могут быть использованы в части II только в комментариях в сносках. Таким путем будут даны и ссылки на публикации, освещающие ряд этапов настоящего исследования [149]. Кроме того, в ходе реконструкции, естественно, потребуются комментарии для пояснения отдельных положений путем установления их связи с уже известными психологам и педагогам понятиями, текстами или схемами (например, с периодизацией Д. Б. Эльконина) [150].


Сноски

[121] Информация, достаточная для оценки читателем релевантности текстов, уже была приведена в главе 1.

[122] Выготский Л. С., [60], с.5-361.

[123] Выготский Л. С., [69], с. 244-268. Как писал Д.Б. Эльконин, трудно найти «психолога с таким широким диапазоном исследовательских интересов, каков был у Л. С. Выготского», поэтому весьма знаменательно, что он именно «в последние месяцы жизни стремился» завершить свой титанический научный путь созданием «теории психического развития» в книге, одной из глав которой должна была стать «Проблема возраста» (Эльконин Д. Б., [306] и [308], с. 357).

[124] Выготский Л. С., [71], с. 327-349.

[125] Выготский Л. С., [61].

[126] Выготский Л. С., [77].

[127] Выготский Л. С., [74].

[128] Выготский Л. С., [59], с. 269-317. Этот текст должен был стать одной из глав незавершенной книги по детской психологии, над которой ученый работал «в последние месяцы жизни» (Эльконин Д.Б., [304], с. 413).

[129] Выготский Л. С., [55], с. 318-339.

[130] Выготский Л. С., [79], с. 340-367.

[131] Выготский Л. С., [56], с. 368-375.

[132] Выготский Л. С., [49], с. 56-79.

[133] Выготский Л. С., [54], с. 224-234.

[134] Выготский Л. С., [57], с. 376-385.

[135] Выготский Л. С., [67], с. 5-242. Опубликована в 1930-1931 гг. (Эльконин Д.Б., [304], с. 404).

[136] Выготский Л. С., [67], с. 221-224. Ср.: «Описание Выготским интериоризации культурных (психологических. – С.К.) орудий в настоящее время считается классическим и рассматривается как важнейший вклад в психологическую теорию». Он «также обратил наше внимание на важность изучения взаимодействия внутренних и социальных факторов развития, порождающих специфические для каждого возрастного периода новообразования. В результате психология должна прийти к пониманию сложного характера взаимодействия этих двух конфликтующих сил»: это – «новое перспективное направление» исследований, которое указал Выготский (Крэйн У., [166], с. 302).

[137] Выготский Л. С., [63], с. 130. Доклад прочитан 9 октября 1930 г. ([316], с. 464).

[138] Выготский Л. С., [50], с. 103-108.

[139] Выготский Л. С., [52], с. 5-328. Все «отдельные формы развития высших психических функций … являются процессами овладения нашими собственными реакциями при помощи различных средств» регуляции (там же, с. 273).

[140] Выготский Л. С., [65].

[141] Выготский Л. С., [65], с. 61-62.

[142] Выготский Л. С., [72], с. 238-290.

[143] Выготский Л. С., [73].

[144] Выготский Л. С., [67], с. 223.

[145] Выготский Л. С., [50], с. 103. Ср.: «Ребенок овладевает своим поведением, но ключ к этому лежит в овладении системой стимулов». Например, «ребенок овладевает арифметической операцией, овладев системой арифметических стимулов», и «так же точно ребенок овладевает всеми другими формами поведения, овладев стимулами, а система стимулов является социальной силой, даваемой ребенку извне» (Выготский Л. С., [52], с. 154). В том числе – учителем (содержание обучения) и психологом («психологические орудия» саморегуляции как средства коррекции поведения и внутреннего состояния). В то же время ребенок не является «губкой», пассивно впитывающей даваемые извне стимулы, например, слова: уже «Элиасберг говорит, что ребенок раньше, чем начинает говорить на нашем языке (т. е. на языке взрослых. – С.К.), заставляет нас говорить на своем языке» (Выготский Л. С., [55], с. 325; ср. Eliasberg W., [349]). В ходе развития ребенка также «всегда происходит столкновение его [собственной] арифметики с другой формой арифметики, которой его обучают взрослые» (Выготский Л. С., [52], с. 202). Как мы увидим далее, ребенок в определенной фазе каждого «возраста» научается создавать (преобразовывать) соответствующее данному этапу развития средство регуляции, что влияет и на результат интериоризации процесса регуляции и ее средства, являющийся итогом как воздействия среды (в том числе обучения), так и творчества самого ребенка.

[146] Эльконин Д.Б., [305], с. 7. Научное наследие Выготского включает идеи ученого, отраженные в его архиве и в публикациях частей этого архива.

[147] Эльконин Д.Б., [306], с 395. Приведя обширную цитату, Эльконин указал источник: «Основы педологии. Стенограммы лекций, 1934, с. 112–113». По-видимому, здесь подразумевается издание 2-го Моск. мед. ин-та (см. список трудов Выготского в 6 томе Собр. соч., с. 375).

[148] Включая работы Л. С. Выготского, не вошедшие в число источников реконструкции.

[149] Опубликованных в следующем хронологическом порядке: [366], [367], [137], [138], [139], [140], [111].

[150] В отечественной науке периодизация Эльконина «приобрела характер аксиомы возрастной психологии» (Петровский А.В., Ярошевский М.Г., [231], с. 431-432).

Касвинов С. Г. Система Выготского. Книга 1: Обучение и развитие детей и подростков. - Харьков: Райдер, 2013. Публикуется на сайте psixologiya.org с разрешения автора.

Поделиться ссылкой