1.2.6. О стадии как процессе формирования регуляции в стадиальной ЗБР

Шрифт

Содержание материала

Всякая стадия – это процесс развития регуляции (см. выше). Стабильная стадия – это процесс формирования нового уровня внутренней саморегуляции (проявляющейся в конце стадии в отвержении внешней регуляции).

Нестабильная стадия – это процесс формирования нового уровня внешней регуляции (проявляющемуся в подчинении ребенка взрослому в начале новой стабильной стадии).

С этим связано различение Выготским исполнительной и регулятивной активности. Он выделил их в ходе анализа активности рикши, вагоновожатого и учителя. Эти «слои» активности объединены, но вполне различимы у рикши, выполняющего и функции лошади, и функции управляющего лошадью человека [69]. Аналогичные слои надо различать и в активности других людей, чем бы они ни занимались: в примерах Выготского – от вагоновожатого до учителя [70]. Педагог «является, с одной стороны, организатором и управителем социальной воспитательной среды (ситуации. – С.К.), а с другой – частью этой среды» (ситуации). Там, где он «заменяет книги, карты, словарь, товарища, он действует как рикша, который заменяет лошадь», т. е. осуществляет исполнительную, внутриситуативную активность. «Как воспитатель» и учитель «он выступает только там, где, устраняя себя (внутри ситуации. – С.К.), призывает на службу могущественные силы среды (средства регуляции. – С.К.), управляет ими и заставляет их служить воспитанию» (обучению) [71]. «В основу» всего «процесса воспитания и обучения» «должна быть положена личная деятельность ученика», а «все искусство» учителя состоит в том, чтобы «регулировать эту деятельность» путем «организации … среды» (создания определенных ситуаций, средств регуляции) [72]. Когда взрослый управляет поведением ребенка, последний – субъект исполнительной активности и объект регулятивной активности другого (взрослого), а взрослый – субъект регулятивной активности.

Здесь важно подчеркнуть, что при регуляции поведения ребенка взрослый оказывает регулятивное воздействие на ребенка, а не непосредственно на его поведение: мы так привыкли говорить о регуляции поведения, что эти два слова слились в устойчивое словосочетание. Но субъект исполнительной активности (поведения) ребенка – это сам ребенок, а не взрослый. Последний же лишь влияет на субъекта исполнительной активности так, чтобы тот изменил свое поведение. Ребенок тоже может управлять другими людьми, включая взрослых. Тогда ребенок – субъект регулятивной активности, а взрослый – ее объект (и субъект исполнительной активности). Здесь тоже ребенок оказывает регулятивное воздействие на взрослого, а не непосредственно на его поведение.

Оба слоя активности обнаруживаются у человека, осуществляющего саморегуляцию. Пример из научного наследия [73] Выготского: ребенок «плачет в игре, как пациент [74], но радуется, как играющий [75]». При регуляции ребенком себя (саморегуляции) он одновременно и ее субъект, и ее объект, и субъект исполнительной активности.

В ходе развития исполнительная активность ребенка формируется на нестабильной стадии (к концу «кризиса» – началу «возраста»). А на стабильной стадии – к началу следующего «кризиса» – происходит формирование регулятивной активности ребенка. На границе стабильной стадии и «кризиса» ребенок, став субъектом регуляции, отвергает внешнюю регуляцию: тем самым, он стал субъектом самостоятельной регуляции (перешедшей на уровень актуального развития) [76].

Границами стадий всегда являются определенные уровни регуляции (см. выше). Не противоречит ли это утверждению, что на нестабильной стадии, к ее границе (концу «кризиса» – началу «возраста») у ребенка формируется исполнительная активность? Ничуть не противоречит. Характерный для начала стабильной стадии новый регулятивный уровень подчинен внешней регуляции (как исполнительный по отношению к ней), будучи в то же время регулятивным по отношению к ранее сформированным у ребенка уровням регуляции [77].

Поделиться