1.2.6. О стадии как процессе формирования регуляции в стадиальной ЗБР

Шрифт

Содержание материала

Выготский объяснил детское развитие как ряд этапов «овладения поведением» [48] и необходимыми для этого средствами («инструментами», «психологическими орудиями») [49]. «Ребенок старшей ступени» – т. е. стадии развития – «отличается от ребенка младшей ступени» развития именно «своим инструментарием» и «степенью овладения собственным поведением» [50].

Овладеть поведением – то же, что стать субъектом регуляции поведения [51]. Связав стадии развития с уровнем овладения поведением, ученый представил детское развитие как процесс последовательного формирования ряда уровней регуляции (с характерными для них средствами регуляции – «инструментарием»).

С такой точки зрения, стадию следует рассматривать как путь от одного уровня регуляции к другому: от уже сформированного в начале стадии – к еще отсутствующему, который будет сформирован к концу этой же стадии. Границы стадий – это определенные уровни регуляции. Причем в ходе развития чередуются границы стадий (уровни регуляции) двух видов, о которых уже было сказано (1.2.5).

Различие между этими двумя видами уровней регуляции связано с понятием «относительной трудновоспитуемости» – более высокой трудности воспитания ребенка на нестабильной стадии («кризис») по сравнению с воспитанием этого же ребенка на смежной стабильной стадии («возраст») [52]. Степень «относительной трудновоспитуемости» в «кризисе» выше, чем в «возрасте» [53], а «возрасты» и «кризисы» периодически «чередуются» [54]: в ходе детского развития степень подчинения ребенка взрослому периодически изменяется. Максимумы «относительной трудновоспитуемости» связаны с «кризисами», а ее минимумы – с «возрастами». Это означает, с точки зрения регуляции, следующее: признак стабильной стадии – подчинение ребенка (подростка) внешней регуляции со стороны взрослого, а признак нестабильной стадии – неподчинение ребенка (подростка) внешней регуляции со стороны взрослого [55].

Причем признак всякой стадии связан с ее началом (1.2.3). Таким образом, признак начала стабильной стадии – подчинение ребенка (подростка) внешней регуляции со стороны взрослого, а признак начала нестабильной стадии – неподчинение ребенка (подростка) внешней регуляции со стороны взрослого. Иначе говоря, максимум подчинения ребенка внешней среде [56], внешней регуляции его поведения взрослыми относится к началу стабильной стадии и является его признаком. Признак же конца стабильной стадии (т. е. начала нестабильной) – минимум подчинения ребенка внешней среде, внешней регуляции его поведения взрослыми. Таким минимумом является, очевидно, отвержение («отталкивание», игнорирование) внешней среды, внешней регуляции [57].

К сказанному имеет непосредственное отношение понятие «социальной ситуации развития», которое Выготский и вводит практически сразу же после обсуждения «возрастной периодизации» с «чередованием» двух видов стадий («возрастов» и «кризисов») [58].


Понятие «социальной ситуации развития» ученый ввел так. «Следует признать, что к началу каждого возрастного периода складывается совершенно своеобразное, специфическое для данного возраста, исключительное, единственное и неповторимое [59] отношение между ребенком и окружающей его действительностью, прежде всего социальной. Это отношение мы и назовем социальной ситуацией развития» [60]. Здесь идет речь об отношении между ребенком и окружающей средой, а не о субъективном отношении ребенка к окружающей среде. Под «возрастным периодом» подразумевается именно стабильная стадия («возраст»), а не «кризис», так как «главное содержание» «кризисов» – «перестройка социальной ситуации развития» [61], т. е. переход от одной социальной ситуации развития к другой. Это и есть «складывание» новой социальной ситуации развития к началу следующего стабильного «возраста» [62]. Причем социальная ситуация развития – «исходный момент для всех динамических изменений, происходящих в развитии в течение данного периода», т. е. вплоть до конца стабильного «возраста». Тогда и имеет место «аннулирование [63] социальной ситуации развития» – «окончание данной эпохи развития» («возраста») [64]. Следующий за окончанием «возраста» переход к другой стабильной стадии – это нестабильная стадия (табл. 2 в 3.5).

Итак, социальная ситуация развития – это отношение «между ребенком данного возраста и социальной действительностью», связанное с началом «возраста» [65] (стабильной стадии). Причем признак начала стабильной стадии – подчинение ребенка (подростка) внешней регуляции со стороны взрослого (см. выше), где взрослый – субъект регуляции, а ребенок – ее объект. Поэтому социальную ситуацию развития можно понимать как отношение между ребенком данного возраста и взрослым [66]. Это отношение – субъект-объектное (между субъектом регуляции и ее объектом). В данном случае – между взрослым и ребенком, т. е. это внешнее регулятивное субъект-объектное отношение. Оно неотделимо от процесса регуляции: если ее нет, то нет ни ее субъекта, ни объекта, ни субъект-объектного регулятивного отношения. В конце же стабильной стадии происходит «аннулирование социальной ситуации развития»: субъект-объектное отношение между взрослым и ребенком исчезает (ребенок перестал быть объектом внешней регуляции со стороны взрослого, отвергает ее). Что и является признаком окончания стабильной стадии (см. выше).

Социальная ситуация развития «целиком и полностью» определяет «в течение данного периода» – стабильного «возраста» – тот «путь, на котором социальное становится индивидуальным» [67]. То есть: внешнее (социальное) – внутренним (индивидуальным, психическим). В процессе развития «всякая внешняя функция интериоризуется»: из социальной (внешней) «становится внутренней» [68]. Сейчас речь идет о внешней функции регуляции и об ее интериоризации. Уже интериоризованная регуляция – это внутренняя саморегуляция, которую ребенок должен иметь, чтобы он смог в конце «возраста» отвергнуть внешнюю регуляцию со стороны взрослого. И, тем самым, продолжить процесс своего нормального развития: перейти на следующую стадию («кризис»).


Всякая стадия – это процесс развития регуляции (см. выше). Стабильная стадия – это процесс формирования нового уровня внутренней саморегуляции (проявляющейся в конце стадии в отвержении внешней регуляции).

Нестабильная стадия – это процесс формирования нового уровня внешней регуляции (проявляющемуся в подчинении ребенка взрослому в начале новой стабильной стадии).

С этим связано различение Выготским исполнительной и регулятивной активности. Он выделил их в ходе анализа активности рикши, вагоновожатого и учителя. Эти «слои» активности объединены, но вполне различимы у рикши, выполняющего и функции лошади, и функции управляющего лошадью человека [69]. Аналогичные слои надо различать и в активности других людей, чем бы они ни занимались: в примерах Выготского – от вагоновожатого до учителя [70]. Педагог «является, с одной стороны, организатором и управителем социальной воспитательной среды (ситуации. – С.К.), а с другой – частью этой среды» (ситуации). Там, где он «заменяет книги, карты, словарь, товарища, он действует как рикша, который заменяет лошадь», т. е. осуществляет исполнительную, внутриситуативную активность. «Как воспитатель» и учитель «он выступает только там, где, устраняя себя (внутри ситуации. – С.К.), призывает на службу могущественные силы среды (средства регуляции. – С.К.), управляет ими и заставляет их служить воспитанию» (обучению) [71]. «В основу» всего «процесса воспитания и обучения» «должна быть положена личная деятельность ученика», а «все искусство» учителя состоит в том, чтобы «регулировать эту деятельность» путем «организации … среды» (создания определенных ситуаций, средств регуляции) [72]. Когда взрослый управляет поведением ребенка, последний – субъект исполнительной активности и объект регулятивной активности другого (взрослого), а взрослый – субъект регулятивной активности.

Здесь важно подчеркнуть, что при регуляции поведения ребенка взрослый оказывает регулятивное воздействие на ребенка, а не непосредственно на его поведение: мы так привыкли говорить о регуляции поведения, что эти два слова слились в устойчивое словосочетание. Но субъект исполнительной активности (поведения) ребенка – это сам ребенок, а не взрослый. Последний же лишь влияет на субъекта исполнительной активности так, чтобы тот изменил свое поведение. Ребенок тоже может управлять другими людьми, включая взрослых. Тогда ребенок – субъект регулятивной активности, а взрослый – ее объект (и субъект исполнительной активности). Здесь тоже ребенок оказывает регулятивное воздействие на взрослого, а не непосредственно на его поведение.

Оба слоя активности обнаруживаются у человека, осуществляющего саморегуляцию. Пример из научного наследия [73] Выготского: ребенок «плачет в игре, как пациент [74], но радуется, как играющий [75]». При регуляции ребенком себя (саморегуляции) он одновременно и ее субъект, и ее объект, и субъект исполнительной активности.

В ходе развития исполнительная активность ребенка формируется на нестабильной стадии (к концу «кризиса» – началу «возраста»). А на стабильной стадии – к началу следующего «кризиса» – происходит формирование регулятивной активности ребенка. На границе стабильной стадии и «кризиса» ребенок, став субъектом регуляции, отвергает внешнюю регуляцию: тем самым, он стал субъектом самостоятельной регуляции (перешедшей на уровень актуального развития) [76].

Границами стадий всегда являются определенные уровни регуляции (см. выше). Не противоречит ли это утверждению, что на нестабильной стадии, к ее границе (концу «кризиса» – началу «возраста») у ребенка формируется исполнительная активность? Ничуть не противоречит. Характерный для начала стабильной стадии новый регулятивный уровень подчинен внешней регуляции (как исполнительный по отношению к ней), будучи в то же время регулятивным по отношению к ранее сформированным у ребенка уровням регуляции [77].


Сноски

[48] Ср.: «Существенными моментами в качественном изменении возрастного развития» – его делении на стадии – «являются этапы роста произвольности (управляемости. – С.К.) психических процессов, как это правильно подчеркнуто Л. С. Выготским» (Ананьев Б.Г., [3], с. 16).

[49] Выготский Л. С., [50]. Психологические орудия представляют собой «искусственные … социальные, а не органические или индивидуальные приспособления», направленные на овладение процессами поведения – как «чужого», так и «своего» (там же). Ср.: опосредование естественных процессов искусственными стимулами (психологическими орудиями) признается в психологии «основным принципом саморегуляции» (Егорова Э.Н., [107], с. 48).

[50] Выготский Л. С., [50].

[51] Регуляция поведения – это управление поведением.

[52] Выготский Л. С., [69], с. 250.

[53] Выготский Л. С., [69], с. 250.

[54] Выготский Л. С., [69], с. 254.

[55] Поведение ребенка регулируется не только взрослыми, но и другими детьми, однако для системы образования и для практического психолога представляет интерес прежде всего отношение между ребенком и взрослым (организатором педагогического процесса или психологического воздействия).

[56] Можно говорить о подчинении ребенка внешней среде, по крайней мере, в том смысле, что к ней относятся и взрослые, и их регулятивные действия по отношению к ребенку, и средства этой регуляции (ситуации, психологические орудия).

[57] Выготский писал об «отталкивании от среды» в возрастном аспекте ( [67], с. 23).

[58] Выготский Л. С., [69], периодизация – с. 244-256, социальная ситуация развития – с. 258-260.

[59] В ходе детского развития каждая конкретная социальная ситуация развития не повторяется (к началу каждого «возраста» «складывается» новая). Но вообще социальная ситуация развития повторяется: какая-то социальная ситуация развития «складывается» к началу любого «возраста».

[60] Выготский Л. С., [69], с. 258. Курсив мой (С.К.).

[61] Выготский Л. С., [69], с. 260. Социальная ситуация развития связана именно со стабильной стадией, а значит, и со стабильной стадиальной ЗБР (1.2.3, 1.2.5).

[62] Выготский Л. С., [69], с. 258.

[63] Отмена, превращение в недействительное (здесь: полное, окончательное разрушение).

[64] Выготский Л. С., [69], с. 258, 260. Курсив мой (С.К.).

[65] Выготский Л. С., [69], с. 260. В начале «возраста» социальная ситуация развития уже «сложилась» и еще не начала движение к своему разрушению («аннулированию») в конце «возраста».

[66] Социальная ситуация развития – это отношение социальное, а значит, внешнее (связанное с внешней регуляцией ребенка взрослым).

[67] Выготский Л. С., [69] , с. 258-259.

[68] Выготский Л. С., [67], с. 224. Например, определенные «социальные формы поведения» становятся формами «мышления личности» (там же).

[69] Выготский Л. С., [65], с. 61-62. Ср. активность кучера: он лишь управляет лошадью, не беря на себя ее функций (в отличие от рикши).

[70] Выготский Л. С., [65], с. 61-62.

[71] Выготский Л. С., [65], с. 62.

[72] Выготский Л. С., [65], с. 59, 62. Это нельзя понимать слишком упрощенно: как мы увидим далее, ученик тоже регулирует поведение учителя, а также свое собственное (включая внутреннюю саморегуляцию). Изучаемая часть психологической системы Выготского учитывает факт регуляции детьми поведения взрослых и устанавливает ее место в ходе детского развития (связывает с определенными фазами). Регуляции детьми поведения взрослых привлекает довольно мало внимания исследователей и недостаточно учитывается взрослыми. Это приводит к серьезным проблемам в отношениях с детьми, в их воспитании и обучении (см. [285], [375]). Ср. также обращение В. Джемса к педагогу: порой ученик с «усердием пытается парализовать ваши усилия» (Джемс В., [102]; Выготский Л. С., [65], с. 395).

[73] Выготский Л. С., [49], с. 72.

[74] Исполнение роли субъектом исполнительной игровой активности.

[75] Т. е. как субъект регулятивной активности, организующий и контролирующий ход исполнения роли (в данном случае – положительно оценивающий его). Ср.: «ребенок в игре выполняет одновременно … две функции»: и «выполняет свою роль», и «контролирует свое поведение» (Эльконин Д.Б., [309], с. 334). Осуществляя при этом и исполнительную активность, и регулятивную.

[76] Признаком чего является отвержение внешней регуляции.

[77] Включая уже сложившийся к началу нестабильной стадии уровень саморегуляции. Подробнее: см. в 8.3.2 обстоятельный комментарий в сноске 2 на с. 321. Ср. также сходную ситуацию, например, в армейской иерархии: по отношению к офицеру сержант является объектом регулятивной активности и субъектом исполнительной активности; но это нисколько не мешает этому же сержанту быть субъектом регулятивной активности по отношению к рядовым солдатам. Как и офицер, сержант – командир, т. е. субъект регуляции, но только иного уровня.

Касвинов С. Г. Система Выготского. Книга 1: Обучение и развитие детей и подростков. - Харьков: Райдер, 2013. Публикуется на сайте psixologiya.org с разрешения автора.

Поделиться