Как к вам в детстве относились близкие люди и кем вы могли бы быть (упражнение)

Настроить шрифт

Содержание материала

А теперь я задам вам несколько вопросов о семье, в которой вы выросли. Если вы ответите «да» на все или почти на все, то поздравляю вас. Я вам завидую. Вы редкий счастливчик, которому повезло с окружением, создающим победителей, — лучшей средой для роста и расцвета.

На самом деле очень немногим так посчастливилось. Мне — нет. И это не вина наших родителей. Они сами не росли в нужном окружении и не представляли, как его создать. И все же пытались сотворить хоть частичку такой атмосферы, воспитывая нас, просто потому, что нас любили.

Каждое ваше «да» в ответ на мои вопросы — фрагмент мостика между вашей детской гениальностью и ее взрослым воплощением, который мы собираемся протянуть. Когда отвечаете «нет», попробуйте представить, какой могла бы быть ваша жизнь при ином ответе.

Но пусть даже у вас будет «нет» на все вопросы — не отчаивайтесь. С помощью книги вы все равно сможете выстроить этот мост. Начнем, пожалуй.

В вашей семье, когда вы росли:

1. К вам относились так, будто у вас есть уникальный дар, заслуживающий любви и уважения?

Надеюсь, вы ответили «да». К сожалению, если вы походите на большинство, то вас не только не считали особенным, но и быстро остужали, коли вам казалось иначе.

Грустно, но порой родители поступали так из любви, желая оградить нас от разочарований и унижений, выпавших на их долю. Многие из них отправились в мир без союзников, с одним лишь смелым и хрупким ощущением своей особости, и были в результате побиты. Возможно, они думали, что, занижая наши ожидания, подавляя, так сказать, желания в зародыше, помогут нам избежать этой боли. Более жесткий способ сказать что-то вроде: «Не пробуй этого, дорогая, это принесет тебе только боль. Поверь мне. Я прошла через это. Я знаю».

Конечно, иногда мотив бывал и иным. Зависть. Ваши родители могли чувствовать, что не имели возможности прожить жизнь так, как хочется. Взглянем правде в глаза. Многие ли матери могли заниматься чем-то, кроме ведения хозяйства, воспитания детей и, возможно, подработки для пополнения семейного бюджета?

Многие ли отцы получали шанс открыть свои таланты и реализовать интересы? Большинству пришлось обеспечивать себя и свою семью с ранних лет. Такими были мои родители. Если и ваши тоже, то представьте, что они чувствовали, когда у них появились дети. Гордость. Восхищение. Надежду.

Но затем вы начали расти... и требовать... И внезапно они увидели в вас все то, что им пришлось подавить в себе: открытые и беззастенчивые желания, безудержное воображение, оригинальность, амбиции и гордость. Они увидели, что вы захватываете столько внимания, сколько им самим и не снилось. Они выучились ценой больших внутренних потерь быть скромными, идти на жертвы и покоряться обстоятельствам — нередко ради вас, — и они говорили: «Я усвоил урок. И ты тоже его выучишь».

Этот посыл мы улавливаем с раннего детства. И скорее поступимся своим предназначением, чем рискнем ранить или рассердить тех, чьей любовью живем.

Так что, когда это упрямое чувство «особости» поднимает голову, возможно, на вас сразу накатывает волна стыда и в сознании немедленно проигрывается автоматическая запись: «Кем я себя возомнил?» Если такое случается, значит, определенно ваш ответ на первый вопрос — «нет».

Задумайтесь, что изменилось бы в вас и вашей жизни, если бы к вам относились иначе? Что бы было с вами сегодня?


2. Вам говорили, что вы можете делать все что хотите и быть кем хотите — все равно вас будут любить и восхищаться вами?

Речь сейчас не более чем о любви и уважении в действии. По- настоящему заботиться о чьей-то одаренности — значит предоставить полную свободу в выборе ее выражения, а затем уважать и поддерживать этот выбор.

Вы пришли из школы домой и сказали: «Я решил стать врачом, когда вырасту». Или: «Я точно хочу стать кинозвездой». Или: «Я хочу быть клоуном в цирке», — а ваши родители ответили с искренним воодушевлением: «Звучит здорово! Наверняка у тебя отлично получится!»

Вместо этого большинство из нас слышали что-то вроде: «Врачом? Ну, дорогая, может, ты станешь медсестрой».

Или: «Если бы кинозвездой было так просто стать, все сплошь были бы кинозвездами. Хватит витать в облаках, лучше подумай, какие оценки тебе нужны для поступления в колледж».

«Фу, какая отвратительная идея. Цирк такой грязный».

Ну и так далее.

Вот тогда наше поведение и планы и начали подстраиваться под представления наших родителей о том, кем нам стать в жизни, — что доступно и правильно. Пусть даже это совершенно не отвечало тому, кем мы были на самом деле и кем хотели стать.

У сына литейщика, родившегося гениальным ученым, могут быть проблемы. Равно как и у дочери юриста, мечтающей стать жокеем. Во многих семьях считают, что некоторые профессии выше или ниже их достоинства. Такие предубеждения передаются и детям, что изначально ограничивает круг доступных возможностей.

Само собой, среди самых сильных предубеждений-установок — представления о том, каким должен быть мальчик и какой должна быть девочка.

Если вы мужчина, то бьюсь об заклад, что вы никогда не слышали в свой адрес вариацию на тему «неэгоистичный — эгоистичный». Это слова для женщин. Нет, ваша мама могла время от времени говорить, что вы эгоист, но, конечно, не имела это в виду серьезно. В конце концов, вы же совсем другой, чем она. Считалось естественным, что, погрузившись в свои занятия, вы не вспоминаете про беспорядок в комнате и про настроение окружающих. Вас любили именно таким: активным, погруженным в свои занятия и добивающимся успеха. (Какого именно успеха — вопрос, но мы вернемся к этому позже.)

Девочку же не называли эгоисткой ровно до тех пор, пока она не порывалась заняться тем, что хотелось и было нужно исключительно ей, а не кому-то еще. А уж если она увлекалась настолько, что забывала быть милой с маленьким братиком или накрыть на стол, ей быстро указывали, что с таким поведением ее никто не будет любить и ей надо взяться за ум.

Женщин воспитывают для любви. Нас учили: чтобы получить любовь, ее сначала нужно дать. Наше воспитание готовило нас к заботе о других. Мы должны любить и опекать детей, чтобы они могли расти и реализовать себя. Мы должны поддерживать мужа, чтобы он мог беспрепятственно реализовать себя. Иначе говоря, цветам надо расти. И знаете, во что это превращает нас? В удобрение, мягко говоря. Большинство из нас учили добиваться любви именно так, а не быть цветами самим. Если бы мы дерзнули зацвести — проявили активность, погрузились в свое дело, устремились к успеху, — никто не стал бы питать наши корни и мы бы погибли. По крайней мере, так нам казалось.

Психолог Абрахам Маслоу писал, что у всех людей есть иерархия потребностей. И перед тем как мы задумываемся о более высоких потребностях, насущные нужды должны быть удовлетворены. Сначала пища и кров — базовые, необходимые для выживания потребности. Затем эмоциональные — нам надо чувствовать, что нас любят такими, какие мы есть, надо ощущать свою принадлежность к какой-либо социальной группе. Только когда все эти потребности удовлетворены, мы чувствуем себя достаточно безопасно и можем приступить к самореализации.

Потребность в любви настолько велика, что люди следуют за ней, как корни растения за водой, а листья — за светом. Так мы растем. Любовь в нашей культуре — направляющая, которая помогает выучивать определенные роли.

До недавнего времени в нашей культуре мужчины, как правило, заслуживали любовь, реализуя себя, а женщины — в основном тем, что помогали реализоваться другим.

Получается, что если мужчине повезет, то действия по самореализации уже приведут к удовлетворению всех его потребностей. Вы когда-нибудь слышали, чтобы мальчик задумывался, что будет выбирать — жену или карьеру? Нет, чем больше он преуспеет в карьере, тем лучше жену сможет получить. Зато девочка в глубине души наверняка знала, что когда-то между этими вещами придется делать выбор. Стремление к успеху и достигнутый успех предполагали, что любить вас будут вряд ли. Неудивительно, что многие женщины со смешанным чувством, если не со страхом, относятся к перспективе удачной карьеры! Мы были вынуждены выбирать между двумя жизненно важными потребностями: более высокой — самореализацией и основополагающей — любовью. А это невозможно.

Сегодня девочек воспитывают иначе. Но если вы родились, скажем, до 1968 года (уверена, среди читателей таких большинство), то, скорее всего, славные юные годы наложили на вас свой отпечаток:

  1. Вам сложно думать о том, чего вы хотите: кем быть, что делать, что иметь, что видеть, — ведь такие мысли не приветствовались.
  2. Даже если вам удалось сберечь свои мечты, сложно воспринимать их всерьез, потому что и вас никогда не воспринимали всерьез. Ваши способности и увлечения в лучшем случае рассматривались как качества, которые могут сделать вас более привлекательной для мужчины, однако по-настоящему развивать их нельзя — это может его отпугнуть.
  3. Вы не знаете, как попросить помощи, чтобы достичь того, что хотите, ведь вы привыкли, что помогать должны вы, а не вам.
  4. Даже если вы можете попросить о помощи, не умеете направить силы своих помощников в нужное русло и эффективно использовать их для решения задач. Большинство женщин ориентированы на личность. Мы настолько чувствительны ко всему, что касается личности и эмоций, что склонны в этом завязнуть.
  5. И самое разрушительное: вы боитесь, что, рискнув устремиться за желаемым, останетесь в полном одиночестве. Ведь это эгоистично, а эгоизм означает одиночество.

Не отчаивайтесь. Мы еще поговорим об этих проблемах и найдем действенные способы их решения.

У мужчин другие трудности.

Если вы мужчина, значит, к вам относились серьезно. Порой чересчур серьезно. Вы очень рано узнали, что от вас ожидают  в будущем — вам предстоит зарабатывать на жизнь. Но у родителей могли быть совершенно конкретные взгляды на сей счет.

Они хотели для вас успеха. Ну хорошо — успеха в их понимании. Вам следовало попасть в хороший университет, или выбиться в лучшие на юридическом факультете, или продолжить семейный бизнес. Вы однозначно должны были заниматься чем-то «мужественным». Кем бы ни виделся настоящий мужчина в вашей семье — профессором, президентом компании или грузчиком в порту, — его образ был четко определен и непоколебим. Даже ваши детские игры и мечты должны были этому соответствовать. Если вам нравилось много читать, играть на пианино или возиться с куклами (куклы — игрушечные люди, и, будучи людьми, мальчики часто ими интересуются), то что вы делали, увидев неудовольствие в глазах отца? Вы откладывали книгу или куклу, хватали бейсбольную перчатку и бежали тренироваться с ним. В результате уже к пяти годам вы могли полностью забыть свои уникальные таланты и интересы. Я подозреваю, что вокруг нас ходит множество поэтов, шеф-поваров и танцоров, так хорошо замаскированных под адвокатов, что уже и сами себя не узнают.

Ответив на второй вопрос «нет» — неважно, мужчина вы или женщина, — задумайтесь: какой была бы ваша жизнь, если бы в детстве вам с любовью говорили, что для вас открыт весь мир человеческих возможностей и выбор только за вами? Что бы было с вами сегодня?


3. Вам оказывали помощь, ободряли в поисках интересного для вас занятия? Помогали понять, как это делать?

Очень важный момент. Без этого, даже если вы получали все, о чем шла речь в вопросах 1 и 2, толку могло и не быть. Более того, поддержка в таком случае могла принести больше вреда, чем пользы. Спросите тех, кому говорили, что можно стать кем душе угодно, но не объясняли как.

О чем речь? Может, вы говорили: «Знаете, я очень хочу стать ученым». Может, каждую свободную минуту рисовали или разбирали вещи на части, пытаясь узнать, как они устроены. А родители, видя это, бережно поддерживали, подпитывали ваш интерес, предоставляя самые различные ресурсы — книги, материалы, людей. Они помогали записаться в библиотеку и показывали стеллаж с научной литературой. Вместе с вами обустраивали террариум, дарили микроскоп или прекрасный набор пастели на день рождения. Знакомили вас с ученым, преподавателем живописи, изобретателем или механиком — с теми, кто занимался чем-то созвучным вашим интересам, с удовольствием позволял вам наблюдать свою работу и обучал вас.

Иначе говоря, родители использовали свои знания о мире и опыт, чтобы показать вам удивительные вещи, которые можно сделать и которые делают люди, похожие на вас.

Во многих семьях так не поступают намеренно — из опасения давить на вас. У некоторых это было скрытой проверкой вашей целеустремленности: проявите ли вы достаточно воли и изобретательности, чтобы добиться своего. Но когда вам пять или восемь лет, как узнать, что есть пастельные мелки всех цветов радуги, если их никто не покажет? Когда вам десять или двенадцать и вы восхищаетесь мастерством танцора, врача или плотника, кто-то должен рассказать, что они начинали, как и вы, лишь с интереса и любви. Таланты у нас врожденные. Но навыки мы приобретаем. И они не возьмутся сами собой, из воздуха, — мы должны получить их от людей, которые этими умениями уже владеют. Если в вашей семье понимали, как помочь вам приобщиться к огромному и захватывающему миру взрослых игр, миру умений, деятельности и мыслей, то вам повезло.

Немногие женщины получали помощь такого рода, в основном это случалось в богатых или высокообразованных семьях, как, например, в семье уже упоминавшейся Маргарет Мид.

С мужчинами обстояло лучше, так как развивать интересы и умения считалось важным аспектом воспитания мальчиков. Впрочем, с другой стороны, от них могли ожидать и самостоятельности. А теперь я задам интересный вопрос:

Если вы ответили «да» на первый и второй вопросы, но «нет» на третий, вините ли вы себя, что не стали тем, кем, как вам говорили, могли бы стать?

Готова поспорить, что как минимум раз, а может, и все одиннадцать вы собирались с духом, решали: «Я могу это сделать!» Выходили за дверь и — не имели не малейшего представления, куда же шагнуть дальше. Разумеется, не имели! Вам же никто об этом не рассказывал. Вместо того чтобы обратиться к кому- то: «Прошу прощения, не подскажете, в каком направлении мне идти?» — вы говорили себе: «Вот. Я думал, что я особенный. Но это не так. Придется удовлетвориться тем, что я печатаю восемьдесят слов в минуту и просто хороший человек».

Вы возвращались домой, садились и радовались, что вас никто не видел. Проходил год или два, в вас вновь просыпалась жажда мечты. Взбудоражившись, вы предпринимали новую попытку, останавливались на том же самом месте и думали: «Второй раз. Это доказывает, что я тупица». И все потому, что никто не объяснил, что нормально шагнуть за дверь, ничего не зная, и что у вас есть право получить всю информацию, инструкции, помощь и советы — все, что вам нужно.

Если на третий вопрос вы ответили «нет», задумайтесь: как бы изменились вы и ваша жизнь, если бы вам помогли определить, чем хотите заниматься, а затем помогли научиться, как это сделать? Кем бы вы могли быть сегодня?


4. Поддерживали ли в вас стремление следовать всем вашим способностям и интересам, даже если они менялись каждый день?

То есть, когда в семь лет вы говорили: «Мама, я хочу стать кинозвездой», — мама отвечала: «Знаешь, у тебя может неплохо получиться». Давала вам свою помаду, тени и тушь для ресниц, брала видеокамеру, снимала фильм с вами, учила вас и вашу подругу, как обращаться с камерой. А через пару дней или пару месяцев, когда вы заявляли: «Больше не хочу быть актрисой. Хочу стать пожарным и спасать людей», — она отвечала: «Хорошая идея. Хочешь, сходим в депо, посмотрим на машины?»

Ключевое слово — исследование. Детство — прекрасное время для того, чтобы опробовать мириады возможностей (хотя и зрелость для этого вполне подходит, о чем мы чуть позже поговорим). Таланты и интересы детей нужно воспринимать очень серьезно, но не следует ожидать, что семилетний ребенок выберет себе профессию на всю жизнь.

Если вы ответили «нет» на четвертый вопрос, задумайтесь, как могла бы измениться ваша жизнь и вы сами, если бы вам помогали следовать всем вашим способностям и интересам?

Вы же знаете: мало у кого только один интерес, да и талантов нам отпущено не по одному.

Вам разрешали жаловаться, когда становилось тяжело, сочувствовали, а не уговаривали все бросить?

Этот вопрос можно разделить на две части:

5а. Вам разрешали жаловаться, когда становилось тяжело?

В таком случае вы могли прийти и сказать: «Это слишком трудно. Я не могу. Не буду. Я провалюсь. Я не знаю как. На меня кричали. Я ненавижу это. Я передумал. Я больше никогда ничего не буду делать». И. вас слушали. Не впадали в истерику и не говорили: «Я так и знала! Она не может! Этого я и боялась!»

На вас не злились и не требовали: «Прекрати! Возьми себя в руки!» Вас действительно слушали, и вы ощущали заботу и понимали, что сомнение, страх и разочарование — обычные, допустимые чувства, в которых нет ничего постыдного или ужасного.

5б. Вам сочувствовали, а не уговаривали все бросить?

Многим из нас, особенно женщинам, сочувствовали, обязательно предлагая сдаться. «С возвращением, бедная моя.

Ты права, это слишком сложно. Конечно, лучше все бросить. Иди поспи, отдохни. Ничего страшного. Мы все равно тебя любим. Мы о тебе позаботимся».

У меня есть знакомая, очень не уверенная в своей способности учиться, но в двадцать семь лет поступившая на медицинский факультет. Ей надо было штудировать горы материала, но она храбро пробивалась через все трудности. Как-то вечером ей позвонил отец и сказал: «Знаешь, мы все равно будем тебя любить, даже если ты потерпишь неудачу». Разумеется, он всего лишь проявил доброту и хотел облегчить ее напряжение. Но она готова была его убить.

На самом деле нам необходимо услышать: «Да, жуть. Действительно тяжело. Помню свою школу, это было чудовищно».

А когда мы минут пятнадцать постенаем и поизливаем душу, нам станет полегче: «Ну что, все? Давай, теперь соберись. Пора попытаться еще разок. Да, это действительно трудно. Но ты можешь это сделать». И может быть даже: «Я помогу».

Если вы ответили на одну или обе части пятого вопроса «нет», то как вы думаете, изменилась бы ваша жизнь при наличии такой нежной, но твердой поддержки?

6. Выручали ли вас, когда вы не могли с чем-то справиться — и без упреков?

Этот вопрос тоже состоит из двух частей:


6а. Выручали ли вас?

Если вы попадали в беду и звали маму и папу, помогали ли они вам? Большинство ответит «да».

6б. Выручали ли вас без упреков?

Вот это вряд ли. Кто не помнит нахлобучку, которую задали родители, вытащив за шкирку из опасной ситуации, куда мы рискнули влезть по беспечности или из авантюризма? Главным образом их гнев был вызван тревогой и болью, родители хотели уберечь нас от неприятного, но при этом бесценного опыта совершения ошибок. Отчасти так могло проявляться смущение из-за того, что наше поведение бросает тень на них. Но попытаться сделать что-то и натворить ошибок — сложный урок, который выучивают самостоятельно. Все, что могут тут учитель или родители, — указать на это. Гнев и упреки, которые обрушиваются на человека, уже извлекшего опыт из совершенной ошибки, только бьют по достоинству и желанию пробовать снова. Но как же редко нам говорилось: «Ошибки не означают, что ты плох. На ошибках учатся».

Ответив «нет» на шестой вопрос, задумайтесь, как бы изменилась ваша жизнь, если бы вам говорили именно это?

А теперь самый важный и трудный вопрос:

7. В вашем окружении были победители, которые радовались вашим успехам?

Кто-то в вашей семье добился в жизни того, что хотел? Не упустил свой шанс, получив его? Радовался, когда вы побеждали?

Такие люди не испытывали смешанных чувств. Они ликовали: «Потрясающе! Еще один на борту! Среди нас одни таланты!»

Почти для всех это звучит как небесная музыка. Мы живем в обществе, где людям невероятно сложно добиваться желаемого, сложно даже поверить, что это возможно и что на это у всех есть право. Растившие нас в большинстве своем не имели ни такой возможности, ни поддержки. Они не добились того, что хотели, и обвиняли в этом либо обстоятельства («суровую действительность»), либо самих себя. Иначе говоря, их чувства по отношению к нашему успеху были противоречивы. Они боялись за нас, если мы все же решались попробовать, так как не могли помочь. Но одновременно и завидовали, и ощущали одиночество, если нам удавалось вступить в мир победителей.

Вы понимаете? Вот это свойство совершенной семьи — ключ ко всему остальному. Среда, порождающая победителей, почти всегда состоит из победителей. Это не обязательно знаменитости, важные персоны или сверхуспешные лица. Это довольные и любознательные люди, открытые и энергичные, они глядят на жизнь с уверенностью и с уважением относятся к самим себе. Они не только позволяют вам самостоятельно исследовать мир, но и поощряют ваш интерес и необычный подход.

Люди, которые с удовольствием погружаются в свое дело, — лучший образец для подражания. Их дети воочию могут наблюдать, как реально делается дело: никакого волшебства, а потихоньку, шаг за шагом, будь то игра на пианино или сооружение книжных полок. А что еще важней, родители, которых можно отнести к победителям, всегда находят время на увлечения своих детей и способствуют тому, чтобы любимое занятие приносило им удовлетворение. Они знают, как получить нужные сведения и материалы, как овладеть необходимыми навыками, потому что сами прошли этот путь. Люди, которые предпринимали попытки, терпели неудачи, но не впадали в уныние, а пробовали другой способ и в конце концов одержали успех (а все без исключения победители проходили это бессчетное число раз), помогут детям преодолевать уныние и учиться на своих ошибках.

Информация о путях, которые ведут к победе, не распространялась свободно в нашем обществе. Узнать об этом можно было только от людей, ею обладающих. И если вы не росли в семье победителей, вам оставался только один способ научиться побеждать. Длинный и тяжелый путь, который прошла я. Путь проб и ошибок, борьбы с множеством внутренних и внешних препятствий, со страхом, одиночеством и невежеством.

Я хочу это все изменить. Не думаю, что кому-то обязательно идти этим долгим и трудным путем. Жизнь слишком коротка, а уникальный потенциал каждого из нас слишком ценен, чтобы растрачивать его. Цель этой книги — рассказать о том, как же на самом деле добиться победы. Но сначала я хочу, чтобы вы задали себе весьма непростой вопрос. Если вы решитесь ответить, несмотря на боль, которую он может причинить, то сделаете первый шаг к успеху. Представьте, что вы выросли в семье победителей — людей, которые достигли в жизни желаемого, знали, как помочь вам добиться того, что вы хотите, и которые радовались, когда вам это удавалось.

Как вы думаете, что бы изменилось в вас и в вашей жизни? Где бы вы были сегодня?

Я еще раз пробегусь по основным качествам, присущим идеальной семье, а вы пока сможете собраться с мыслями, появившимися при прочтении этой главы.


Упражнение 3. Кем вы могли бы быть

Помните, что вы узнали в первой главе о вашей оригинальной сущности? Тот одаренный ребенок — вы. Представьте, что вы выросли в семье, где:

  • ваш уникальный гений признавали,относились к нему с любовью и уважением и обращались с вами соответственно.
  • вам говорили, что вы можете делать все, что хотите, и быть тем, кем хотите, — вас всегда будут любить и ценить.
  • вас поддерживали и помогали в поисках того, что вы хотите делать, и пути к этому.
  • ваши таланты и интересы поощряли, даже если они менялись день ото дня.
  • вам позволяли жаловаться и сочувствовали, когда становилось совсем туго, а не предлагали все бросить.
  • вас выручали, а не упрекали, когда вы пытались прыгнуть выше головы.
  • вас окружали победители, и они радовались вашим победам.

Чем, по вашему мнению, вы бы занимались сейчас? Чего бы вы уже добились? Каким бы человеком вы были?

Подумайте с размахом. Пусть ваши идеи будут экстравагантны и невообразимы — не стесняйте себя. Я хочу услышать о самой большой мечте, которую вы воплотили бы в реальность, если бы все обстоятельства оказались на вашей стороне. Думаете, что могли бы стать президентом — так и скажите: «Я стал бы президентом!» Мы же говорим о том, «что было бы, если».

Действие всех правил реальности, возможности и скромности, даже закон всемирного тяготения, если он вам сейчас мешает, отменяются на время данного упражнения. Разберемся с ними позже. Сейчас я хочу, чтобы вы раскрепостили свое воображение и пустили его в свободный полет — в том направлении, которое оно само выберет.

Осознание, что в иных обстоятельствах вы могли бы достичь очень многого, может причинить вам боль. Но это добрый знак. Он говорит, что вы начинаете любить и уважать себя, а без этого невозможно понять, на что еще вы способны. Пусть гнев или боль окрыляют ваше воображение. Ваша способность действовать зависит от способности мечтать, так докажите, что вы сохранили хотя бы это.

Кем вы могли бы стать?

Я бы — кинозвездой, которой все осточертело и поэтому она бросила кино!

Вот ответы самых что ни на есть обычных людей:

  • «Я стала бы либо фолк-певицей, либо президентом корпорации».
  • «Я стал бы супербогачом!»
  • «Великим хирургом».
  • «Репортером, который ездит по всему миру».
  • «Сарой Бернар нашего времени».
  • «У меня была бы своя компания».
  • «Главой местного управления образования».
  • «Я стал бы архитектором».
  • «Всемирно известным органистом».
  • «Ведущей телепрограммы».
  • «Это очень нескромно, но я стала бы президентом General Mills».

Минутку! Я просила вас отбросить скромность, но эта женщина (обратите внимание: именно женщина!) сказала: «Очень нескромно». Характерная женская черта: мы вечно смущаемся и извиняемся — когда признаемся, что мечтаем о чем-то масштабном.

Покажите мне мужчину, который считал бы нескромным нацеливаться на вершину какого-нибудь бизнеса или профессии! Необязательно представлять себя знаменитой актрисой или генеральным директором компании — желание открыть цветочный магазин или научиться играть на гитаре ничем не хуже, но если ваши стремления простираются выше — не извиняйтесь!

  • «Я бы сняла фильм, объездила мир и записала несколько дисков с хитами».
  • «Я бы посостязалась с мадам Кюри!»
  • «Завоевала бы три золотые медали на Олимпиаде».
  • «Издала бы роман, играла на гитаре и барабане этническую музыку, училась пантомиме, языку жестов, испанскому и японскому!»
  • «Была бы переводчиком в ООН».
  • «Основала бы необычный центр текстильного дела и сама бы им руководила. Там бы разрабатывали и производили новые ткани и готовили специалистов. Или была бы художником. Или антропологом. А помимо прочего еще бы пела народные песни на двадцати языках».

Да. Это доказывает, что каждый из нас как минимум потенциально — «человек Возрождения», что у человеческого мозга гораздо больше возможностей, чем мы полагаем.

А теперь взгляните на свой ответ. Вы настолько же смелы в своих мечтах, как те люди, кого я процитировала?

Обдумайте ваш ответ. Убедитесь, что не сдерживаете себя, довольствуясь «возможным» или «реалистичным». Если же сдерживаете — нацельтесь выше. Помните, это лишь фантазия.

Мы прикидываем, каков был бы ваш отклик на любящее, поддерживающее, обучающее окружение.

Готова поспорить, вы бы проявили себя потрясающе.

Вы все еще хотите этим заниматься? Или великим множеством других прекрасных вещей?

Вы все еще можете.

Меня не волнует ваш возраст, прошлые и нынешние обстоятельства: вы все еще можете делать что угодно, иметь что хотите или быть кем угодно. А чтобы этого добиться, вы сами прямо сейчас сформируете себе окружение, создающее победителей.


По ту сторону фрейдистского фатализма

«Не слишком ли поздно? — можете спросить вы. — Урон уже нанесен. Ладно, я понял, как идеальная семья могла сделать меня креативным, сильным и бесстрашным. Но ведь все было иначе. Я уже пропустил лучшее время для обучения, у меня нет тех замечательных качеств, которые формируются правильным воспитанием: уверенности, самоуважения и решимости рисковать. Придется мне плестись по жизни без них. Некоторые раны, конечно, залечиваются при помощи психотерапевта, но это процесс долгий, медленный».

Я верю в психотерапию. Но если бы дожидалась, пока она поможет, мне бы стукнуло девяносто, прежде чем я вышла за дверь кабинета. Дело не только в том, что на распутывание всех эмоциональных узлов уходит много времени (в конце концов, затягивались они годами). Дело в том, что понимание — это одно, а действие — совершенно другое. Можно потратить годы, выясняя, почему боишься воды, но так никогда и не подойти к краю бассейна и не нырнуть.

Но вы отнюдь не обречены на неполноценную жизнь только из-за того, что выросли в неправильном окружении. Поместите нас на плодородную почву — и мы тут же зацветем, даже в солидном возрасте. Прошло время заблуждения, которое я называю фрейдистским фатализмом. Многие психологи сейчас отказываются от идеи, что характер необратимо формируется в первые годы жизни. Они обнаружили, что мы никогда не теряем способности к росту или обучению.

Также мы никогда не утрачиваем наши базовые потребности — в еде и жилье, одобрении и любви. И если вы знаете кого- то, кто побеждает и испытывает от этого удовольствие (только это я признаю настоящей победой), не сомневайтесь: в его жизни есть источник сил и поддержки. Я говорю не только о прошлом. Я говорю о настоящем.

Вам знаком образ предпринимателя, который «полагается только на себя и добился всего собственными усилиями»?

У него была… жена. Женщина, которая подбадривала его в тяжелые времена, выслушала жалобы, говорила, что он справится, печатала его предложения и заявки, кормила обедом.

В главах 5 и 10 вы научитесь создавать для себя такую поддержку самостоятельно, не вовлекая в это чью-то жизнь, — неважно, мужчина вы или женщина.

У нашего предпринимателя было и еще кое-что. Небольшой черный блокнот, исписанный телефонными номерами однокашников, друзей, коллег. Он всегда мог позвонить им, когда ему требовались сведения, советы, знакомства, деньги в долг, услуги специалистов. Это называется сетью приятелей. В главе 7 рассказывается, как ее создавать.

А что насчет дисциплинированной писательницы, заканчивающей роман вчерне за девять месяцев, в то время как вы застряли на первой странице? У нее есть план. Сроки сдачи. Редактор, ожидающий ее работу. Место, где она может работать и ее никто не будет отвлекать. Определенное количество часов, которое она отводит для работы каждый день. Дневная норма слов или страниц. Кто-то, кто приносит ей чашку кофе, провожает утром, как Одиссея в плаванье, и встречает в три со словами: «Ну как, дело продвигается?» И, может быть, даже читает написанное. У Вирджинии Вулф был ее Леонард. У Джордж Эллиот был Джордж Генри Льюис. У Гертруды Стайн была Алиса Токлас. Земля, и воздух, и вода, и солнце.

Вам известно, как сложно добиться чего-либо в одиночку.

Вы ищете любой повод, чтобы отвлечься, забываете, у вас ломается карандаш или палец застревает в пишущей машинке. Вы не делаете того, что надо. И никто этого не замечает. Если вы в своей жизни что-то и доводили до конца, то это, скорее всего, происходило, когда перед вами ставили задачу и контролировали ее выполнение. Например, когда вы работали в офисе или когда в школе вам давали задание написать доклад. Такова человеческая природа. Это такая же основа для нас, как ткацкий станок для ткача или дверной проем для паука. Именно поэтому все «само-мотивированные» люди в первую очередь закладывают основу, которая не только станет им помогать, но и будет вынуждать делать то, что они хотят!

Как сформировать такую структурированность, описано в главах с 6-й по 11-ю. Вы научитесь составлять план, разделяя свою цель на задачи и расставляя их по приоритетам для последовательного выполнения, а также выстраивать систему отчетов, которая предоставит вам «внешнего босса» и «внешнюю совесть».

Чтобы добиться успеха в нашей разреженной, ледяной атмосфере, вам понадобится портативная система жизнеобеспечения — как рюкзаки у астронавтов на Луне, обеспечивавшие кислород, комфортное давление и связь. Другая часть книги будет вашей портативной системой успехообеспечения, которая выполняет все функции окружения, создающего победителей. Так как вы уникальны, то адаптируете эту систему под себя.

В зависимости от того, чего вам не хватало в прошлом, какие-то части этой системы будут для вас более полезны, какие-то — менее:

  • Если к вам не относились как к гению, достойному любви и уважения, вы обнаружите своего гения живым и невредимым в главе 3.
  • Если вам никогда не объясняли так или иначе, что заниматься тем, чем хочешь, и быть тем, кем хочешь, — это здорово, то глава 4 поможет понять, какие из бесчисленных возможностей мира подходят вам больше всего.
  • Если вам никогда не помогали понять, ЧТО вы хотите делать и КАК это делать, то глава 4 поможет вам определить это ЧТО, а остальная книга подскажет КАК.
  • Если вас никогда не вдохновляли на исследование всех ваших способностей и интересов, то главы 3 и 4 (особенно раздел «Пять жизней») помогут выявить их, даже если вы о них позабыли, а также продемонстрируют, как все это можно вместить в свою жизнь.
  • Если вам никогда не позволяли жаловаться и не сочувствовали, а предлагали сдаться, то вы повеселитесь в главе 5.
  • Если вас никогда не выручали из беды без упреков, то в главе 9 вам позволят совершать ошибки.
  • Если в вашем окружении не было победителей, которые радовались вашим успехам, то главы 7, 10 и эпилог покажут, как воодушевлять семью и друзей на совместные победы. Вся эта книга написана в надежде, что нам удастся постепенно превратить окружающую нас пустыню, где лишь изредка, как цветущие оазисы, встречаются выдающиеся люди, во всемирный сад победителей, которые радуются успехам друг друга.

Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь /
Барбара Шер, Энни Готтлиб. - М.: Манн, Иванов и Фербер, 2014.
Опубликовано с разрешения издательства