Черты темперамента как биологические предпосылки эмоционального интеллекта

Шрифт

В качестве биологических предпосылок эмоционального интеллекта рассматриваются черты темперамента (активность, эмоциональность, экстраверсия, нейротизм). Проведено исследование характера взаимосвязи эмоционального интеллекта с экстраверсией и нейротизмом у лиц юношеского возраста (студентов).

Установлено, что студенты с высокими показателями нейротизма имеют более низкий уровень способностей к пониманию собственных эмоций, а также к управлению собственными и чужими эмоциями.

Результаты исследования позволяют предположить, что у лиц юношеского возраста в качестве биологической предпосылки эмоционального интеллекта следует рассматривать не нейротизм, а  эмоциональную стабильность. По этой причине не следует отождествлять нейротизм с эмоциональной чувствительностью, необходимой для эффективной обработки эмоциональной информации.

Анализ результатов исследования показал, что экстраверсия может трактоваться как предпосылка межличностного, но не внутриличностного эмоционального интеллекта. Это означает, что данное личностное свойство способствует пониманию эмоций других людей (но не своих) и управлению чужими (но не собственными) эмоциями. Так, выявлено, что у юношей повышение уровня экстраверсии приводит к снижению способности контролировать внешние проявления своих эмоций.

Ключевые слова: эмоциональный интеллект (ЭИ), экстраверсия, интроверсия, нейротизм, эмоциональность, активность, эмоциональная стабильность.

Для разработки подходов к развитию эмоционального интеллекта – совокупности умственных способностей к пониманию собственных эмоций и эмоций других людей и к управлению эмоциональной сферой [2, 10, 11, 29] – актуальной является проблема определения его биологических предпосылок. В числе наиболее значимых из них рассматриваются свойства темперамента [3]. Такой подход представляется правомерным в связи с тем, что и темперамент, и интеллект являются характеристиками инструментальной сферы индивидуальности, только темперамент характеризует её со стороны активности, энергии, а интеллект – со стороны возможностей субъекта, умения распорядиться этой энергией [9]. В структуре каждого из указанных психических явлений «существуют общие фундаментальные энергоинформационные процессы, зависящие, по-видимому, от одних и тех же биологических свойств человека (или задатков)» [23; с.76]. Очевидно, что интеллект наряду со свойствами темперамента входит в единую систему психических свойств.

В результате исследования В.М. Русалова, С.И. Дудина установлено, что темперамент и способности взаимодействуют, прежде всего, через характеристики активности – эргичность, пластичность и темп. Интересно, что «плотность» связей между двумя данными подструктурами зависит от двух параметров: возраста (у подростков связь показателей темперамента и интеллекта оказалась более значимой) и уровня умственного развития (чем выше интеллект, тем слабее связи между изучаемыми признаками индивидуальности) [22].

Наряду с активностью базовым параметром темперамента является эмоциональность [13, 21], которая рассматривается как стойкая склонность к переживанию эмоций определённой модальности и знака [13, 16]; как качество эмоционального переживания, его модальность и знак; определённый набор личностных качеств, которые определяют адекватность или неадекватность эмоциональных реакций и форм поведения человека в различных жизненных ситуациях [17]. По мнению О.П.Санниковой, эмоциональность выполняет системообразующую функцию как в структуре личности в целом, так и отдельных её особенностей, к которым, в частности, принадлежит интеллект [24]. При этом представителей каждого типа эмоциональности отличает специфика компонентного состава интеллекта, что свидетельствует о том, что данная черта темперамента является одной из его индивидуально-типологических детерминант [25].

Эмоциональность в значительной мере определяет чувствительность к эмоциогенным условиям деятельности и общения, обусловливает фильтрацию средовых влияний, пропуская одни и блокируя другие; связывает деятельность и актуальные эмоции, регулирует деятельность и общение, являясь одним из условий их успешности. Развитая эмоциональность может рассматриваться как показатель эмоционального интеллекта, поскольку она предполагает когнитивный анализ эмоциональной информации на достаточно высоком уровне. При этом проявления эмоциональности преобладают у экстравертов.

Характеристики темперамента во многом определяют такие личностные свойства, как нейротизм и экстраверсия, которые высоко коррелируют с опросниками на ЭИ [20]. Под экстраверсией понимается комплексное свойство (комплекс черт) личности, стандартно описываемое как склонность к широким, разнообразным социальным контактам (коммуникабельность, общительность, разговорчивость), ориентация не на внутренний, а на внешний мир [12]. Нейротизм – свойство личности, характеризующееся повышенной эмоциональной восприимчивостью, раздражительностью [7], возбудимостью, импульсивностью и тревожностью [14]. Экстраверсия и нейротизм рассматриваются как генетически обусловленные активностью центральной нервной системы, что свидетельствует об их статусе черт темперамента.

По мнению Г. Айзенка (1971), интеллект независим от экстраверсии и интроверсии. С.И. Дудиным установлено, что показатели теста EPi практически не коррелируют с параметрами интеллекта по тестам Векслера и Амтхауэра [6].

Однако эмоциональный интеллект является структурным компонентом социального интеллекта [28], к которому нельзя подходить с той же меркой, что к абстрактно-логическому. По мнению Г.М. Кучинского, социальный интеллект, будучи интеллектом конкретным, «…не может рассматривать социальные задачи как абстракции, поскольку имеет дело с реальными людьми, реальными проблемами…» [8, с.13].

В связи с этим правомерной представляется точка зрения, что экстраверсия, отражающая преимущественно коммуникативный аспект темперамента человека, выступает в качестве биологической предпосылки эмоционального интеллекта [3]. Исследования различий в мышлении экстравертов и интровертов на основе использования метода классификации рисунков [31] позволили сделать предположение, что  экстраверсия  обусловливает более эффективную обработку образной информации. Поскольку данное личностное свойство подразумевает ориентацию не на внутренний, а на внешний мир, можно предположить, что экстраверсия способствует эффективной обработке наглядно воспринимаемой эмоциональной информации. Экстраверсия рассматривается и как предпосылка общительности [15]. Это позволяет рассматривать экстраверсию в качестве предполагаемой биологической предпосылки  межличностного ЭИ.

Остаётся неясным, выступает ли  в роли предпосылки эмоционального интеллекта нейротизм. В  исследовании К. Бранда и В. Игана установлено, что с возрастанием уровня интеллекта увеличивается уровень нейротизма [4], одним из проявлений которого является тревожность [1]. Последняя рассматривается как  мотивационный «вечный двигатель» умственной активности человека [4]. Вместе с тем в других исследованиях показано, что высокая эмоциональная чувствительность препятствует эффективной умственной деятельности [3]. Данной позиции соответствуют сообщения об отрицательных корреляциях ЭИ и нейротизма [27].

Вершиной эмоциональности человека является период молодости [17, 18]. Общая направленность юношей и девушек на будущее создаёт психологические основы для открытости разнообразным переживаниям. Возрастает эмоциональная восприимчивость, обогащается спектр эмоциональных явлений. У юношей и девушек развивается более точное регулирование чувств, более совершенное владение их выражением [18]. По мнению П.М.Якобсона, это «критический» возраст, поскольку в нём закладываются основы эмоциональной жизни человека [26].

В связи со сказанным выше, представляется интересным выяснить, каков характер связей эмоционального интеллекта с показателями темперамента в юношеском возрасте. Цель исследования – изучение взаимосвязи эмоционального интеллекта с экстраверсией и нейротизмом у лиц юношеского возраста. В качестве испытуемых выступали студенты Полоцкого государственного университета в возрасте 19-22 года (всего 79 человек, из них 44 юноши, 35 девушек). В процессе исследования были использованы следующие методики: опросник ЭмИн Д.В. Люсина [11] и тест-опросник Г. Айзенка EPi [17]. Для обработки результатов исследования применялись критерий t-Стьюдента, корреляционный анализ (коэффициент ранговой корреляции Пирсона), факторный анализ (метод главных компонент, вращение по модели варимакс). Количественный анализ результатов осуществлялся с использованием пакета статистических программ SPSS 11.0.

На первом этапе исследования было проведено сопоставление юношей и девушек по параметрам эмоционального интеллекта и темперамента с помощью критерия t-Стьюдента, поскольку при использовании критерия нормальности Колмогорова-Смирнова существенных отличий эмпирического распределения от нормального обнаружено не было (таблица 1, рисунок 1).

Табл.1

Показатели эмоционального интеллекта и темперамента

Переменные

Девушки

Юноши

М

М

МП

23,51

3,97

23,16

4,80

МУ

19,11

3,54

19,27

3,52

ВП

18,37

3,99

19, 18

3,54

ВУ

13,54

3,74

14,57

2,73

ВЭ

10,14

2,83

12,20

2,78

МЭИ

42,62

6,59

42,43

7,21

ВЭИ

42,06

8,15

45,95

6,91

ПЭ

41,89

6,41

42,34

6,54

УЭ

42,80

7,13

46,05

6,61

экстраверсия

13,23

3,08

14,84

3,98

нейротизм

14,69

3,12

12,89

4,22

Примечание1. М – среднее арифметическое;   – стандартное отклонение.

Примечание 2. МП – понимание чужих эмоций; МУ– управление чужими эмоциями; ВП – понимание своих эмоций; ВУ– управление своими эмоциями; ВЭ – контроль экспрессии; МЭИ – межличностный эмоциональный интеллект; ВЭИ – межличностный эмоциональный интеллект, ПЭ –понимание эмоций, УЭ- управление эмоциями.

Показатели эмоционального интеллекта и темперамента у девушек и юношей

Рис. 1. Показатели эмоционального интеллекта и темперамента у девушек и юношей

Примечание. МП – понимание чужих эмоций; МУ– управление чужими эмоциями; ВП – понимание своих эмоций; ВУ– управление своими эмоциями; ВЭ – контроль экспрессии; МЭИ – межличностный эмоциональный интеллект; ВЭИ – межличностный эмоциональный интеллект, ПЭ –понимание эмоций, УЭ- управление эмоциями.

Установлено, что у юношей в отличие от девушек на достоверном уровне преобладает контроль экспрессии (p≤0,01), внутриличностный эмоциональный интеллект (p≤0,05), управление эмоциями (p≤0,05). У девушек по сравнению с юношами более высокого уровня достигает нейротизм (p≤0,05).

На втором этапе исследования был проведён корреляционный анализ переменных эмоционального интеллекта и темперамента, результаты которого представлены в таблице 2.

Табл. 2

Взаимосвязи переменных эмоционального интеллекта и темперамента

(выборка в целом)

Переменные

МП

МУ

ВП

ВУ

ВЭ

МЭИ

ВЭИ

ПЭ

УЭ

Экстраверсия

0,079

0,194

-0,132

0,082

-0,147

0,149

-0,86

-0,22

0,073

Нейротизм

-0,080

-0,255*

-0,185

-0,285*

-0,215

-0,181

-0,293*

-0,163

-0,351**

Примечание 1. МП – понимание чужих эмоций; МУ– управление чужими эмоциями; ВП – понимание своих эмоций; ВУ– управление своими эмоциями; ВЭ – контроль экспрессии; МЭИ – межличностный эмоциональный интеллект; ВЭИ – внутриличностный эмоциональный интеллект, ПЭ –понимание эмоций, УЭ- управление эмоциями.

Примечание 2: *p≤0,05, ** p≤0,01.

Очевидно, что в отличие от экстраверсии нейротизм образует ряд значимых отрицательных слабых и умеренных связей с переменными темперамента. В частности, он связан с управлением эмоциями (собственными и чужими). Это позволяет предположить, что лица юношеского возраста с высоким уровнем нейротизма имеют менее выраженные способности управлять эмоциями, вызывать и поддерживать желательные эмоции и держать под контролем нежелательные, чем их стабильные в эмоциональном отношении сверстники. Отрицательная корреляция нейротизма и внутриличностного эмоционального интеллекта может означать, что эмоционально нестабильные студенты имеют тенденцию к более низкому уровню понимания собственных эмоций и управления ими.

Далее был проведён корреляционный анализ переменных эмоционального интеллекта и темперамента с учётом гендерных различий (таблицы 3,4).

Табл. 3

Взаимосвязи переменных эмоционального интеллекта и темперамента (юноши)

Переменные

МП

МУ

ВП

ВУ

ВЭ

МЭИ

ВЭИ

ПЭ

УЭ

Экстраверсия

0,12

0,21

-0,29

0,25

-0,34*

0,19

-0,19

-0,07

0,08

Нейротизм

-0,07

-0,27

-0,22

-0,14

-0,20

-0,18

-0,25

-0,17

-0,29

Примечание 1. МП – понимание чужих эмоций; МУ– управление чужими эмоциями; ВП – понимание своих эмоций; ВУ– управление своими эмоциями; ВЭ – контроль экспрессии; МЭИ – межличностный эмоциональный интеллект; ВЭИ – внутриличностный эмоциональный интеллект, ПЭ –понимание эмоций, УЭ- управление эмоциями.

Примечание 2: *p≤0,05.

Табл. 4

Взаимосвязи переменных эмоционального интеллекта и темперамента (девушки)

Переменные

МП

МУ

ВП

ВУ

ВЭ

МЭИ

ВЭИ

ПЭ

УЭ

Экстраверсия

0,03

0,16

0,02

-0,18

-0,10

0,10

-0,11

0,03

-0,06

Нейротизм

-0,14

-0,24

-0,09

-0,43*

-0,06

-0,21

-0,26

-0,14

-0,37*

Примечание 1. МП – понимание чужих эмоций; МУ– управление чужими эмоциями; ВП – понимание своих эмоций; ВУ– управление своими эмоциями; ВЭ – контроль экспрессии; МЭИ – межличностный эмоциональный интеллект; ВЭИ – внутриличностный эмоциональный интеллект, ПЭ –понимание эмоций, УЭ- управление эмоциями.

Примечание 2: *p≤0,05.

Из таблиц 3-5 видно, что экстраверсия и нейротизм образуют мало значимых связей с переменными темперамента. Интерес представляют различия в характере этих связей у юношей и девушек. Так, у юношей экстраверсия взаимосвязана значимой отрицательной корреляцией с контролем экспрессии (ВЭ). Это означает, что юноши-экстраверты в меньшей мере способны контролировать внешние проявления своих эмоций, чем интроверты. В то же время у девушек при отсутствии достоверных связей между экстраверсией и переменными ЭИ отмечаются значимые корреляции переменных эмоционального интеллекта (управление своими эмоциями и управление эмоциями в целом) и нейротизма. Можно предположить, что девушки с высоким уровнем нейротизма  имеют менее выраженные способности к управлению своими эмоциями.

На третьем этапе исследования факторному анализу были подвергнуты результаты, полученные на выборке в целом. Переменные эмоционального интеллекта и темперамента составили два фактора взаимосвязи ЭИ и темперамента, которые были извлечены при помощи факторного анализа  с использованием метода главных компонент, вращения по модели варимакс (таблица 5).

Табл. 5.

Основные факторы и  их нагрузки после вращения по методу варимакс (выборка в целом)

Фактор

% дисперсии

Весовая нагрузка

Название переменной

1

0,389

0,817

ВЭИ (внутриличностный эмоциональный интеллект)

0,674

МЭИ (межличностный эмоциональный интеллект)

-0, 076

экстраверсия

-0,657

нейротизм

2

0,271

-0, 110

ВЭИ (внутриличностный эмоциональный интеллект)

0,422

МЭИ (межличностный эмоциональный интеллект)

0,942

экстраверсия

0,069

нейротизм

Из таблицы видно, что фактор 1 может быть определён как фактор взаимосвязи эмоционального интеллекта и нейротизма. Он включает переменные с положительными оценками нагрузок: ВЭИ, МЭИ и переменную со значительной отрицательной оценкой нагрузки – нейротизм. По-видимому, у лиц юношеского возраста высокий уровень нейротизма препятствует развитию эмоционального интеллекта, как межличностного, так и внутриличностного.

Фактор 2 может быть назван фактором взаимосвязи межличностного эмоционального интеллекта и экстраверсии. Он описывается следующими переменными со значительными положительными оценками нагрузок: экстраверсия и МЭИ. Можно предположить, что у лиц юношеского возраста высокий уровень экстраверсии способствует развитию межличностного эмоционального интеллекта.

Итак, анализ результатов исследования показывает, что повышенная эмоциональная восприимчивость, импульсивность, тревожность не способствуют эффективной обработке эмоциональной информации. Студенты с высокими показателями нейротизма имеют более низкий уровень способностей к пониманию собственных эмоций, а также к управлению собственными эмоциями и эмоциями других людей. Последнее характерно в первую очередь для девушек. Иными словами, студентки с высоким уровнем нейротизма имеют менее выраженные способности к управлению своими эмоциями, к тому, чтобы вызывать и поддерживать желательные эмоции и держать под контролем нежелательные.

Таким образом, можно предположить, что у лиц юношеского возраста в качестве биологической предпосылки эмоционального интеллекта следует рассматривать не нейротизм, а эмоциональную стабильность. Преобладание нейротизма у девушек, выявленное в результате данного исследования, не даёт им преимуществ перед юношами в понимании эмоций. По этой причине не следует отождествлять нейротизм с эмоциональной чувствительностью, необходимой для эффективной обработки эмоциональной информации.

Экстраверсия, в свою очередь, может трактоваться как предпосылка межличностного, но не внутриличностного эмоционального интеллекта. Это означает, что данное личностное свойство способствует пониманию эмоций других людей (но не своих) и управлению чужими (но не собственными) эмоциями. Так, выявлено, что у юношей повышение уровня экстраверсии приводит к снижению способности контролировать внешние проявления своих эмоций.

Литература

  1. Айзенк Г.Ю. Интеллект: новый взгляд // Вопросы психологии. –№1. – 1995. – С.111-129.
  2. Андреева И.Н  Эмоциональный интеллект: исследования феномена // Вопросы психологии.–  2006. –  №3.– С.78-86.
  3. Андреева И.Н. Биологические и социальные предпосылки эмоционального интеллекта // Когнитивная психология: сб.ст.; под ред. А.П. Лобанова, Н.П. Радчиковой. – Мн.: БГПУ,  2006.– С. 7-11.
  4. Дорфман Л.Я. Индивидуальный эмоциональный стиль / Вопросы психологии, 1989. –№5 – С.88-95.
  5. Дружинин В.Н. Метафорические модели интеллекта // Психологический журнал. – 1999. – № 6. – С.44-52.
  6. Дудин С.И. Темперамент как основа развития общих способностей:  автореф. …дис. канд. психол. наук: 19.00.01 / С.И. Дудин; Ин-т психологии РАН. – М.,1993. – 23 с.
  7. Кондаков, И.М. Психология. Иллюстрированный словарь. – М.: Прайм-Еврознак, 2003. – 512 с.
  8. Кучинский Г.М. Социальное мышление как форма познавательной активности // Психологический журнал. – 2006. – №1.– С.10-17.
  9. Либин А.В. Дифференциальная психология: На пересечении европейских, российских и американских традиций.– М: Смысл; Per Se, 2000.  – 549 c.
  10. Люсин Д.В. Современные представления об эмоциональном интеллекте // Социальный интеллект: Теория, измерение, исследования; под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. – М.: Институт психологии РАН, 2004. – С. 29 - 36.
  11. Люсин Д.В. Новая методика для измерения эмоционального интеллекта: опросник ЭмИн // Психологическая диагностика, 2006. – № 4.  – С. 3 – 22.
  12. Мещеряков Б.М. Экстраверсия // Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б.Мещеряков, В.Зинченко. – СПб.: «прайм-Еврознак», 2004. – С.619.
  13. Небылицын  В.Д.  Психофизиологические исследования индивидуальных различий. М.: , 1976. – С. 236-257.
  14. Немов Р.С. Психология. Учеб.для студентов высш. пед. учеб.заведений. В 3 кн.Кн.1 Общие основы психологии. – 2-е изд. – М.: Просвещение: ВЛАДОС, 1995. – С.560.
  15. Носенко Е.Л. Коврига Н.В. Емоцiйний iнтелект: концептуализацiя феномену, основнi функцii: [Монографiя].– К.: Вища школа, 2003. –126 с.
  16. Ольшанникова А.Е. Эмоции и воспитание. – М.: Знание, 1983. – 80 с.
  17. Пашко Т.А. Психолопчні засади формування емоційної культури сучасної молоді // Проблеми загальної та педагогічної психології збірник наукових праць Інституту психології ім. Г.С. Костюка АПН України /За ред. С.Д. Максименка. – т. ІХ, част. 1. – К., 2007. – С. 322-327.
  18. Психология человека от рождения до смерти / Под ред А.А. Реана. – СПб.: прайм–ЕВРОЗНАК, 2002. – С.338-343.
  19. Райгородский, Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие.– Самара: Изд.дом «БАХРАХ-М», 2000. –  С.133-141.
  20. Робертс  Р.Д., Мэттьюс Дж., Зайднер М., Люсин Д.В. Эмоциональный интеллект: проблемы теории, измерения и применения на практике // Психология. Журнал Высшей школы экономики, 2004. –  Т.1, №4. – С.3-26.
  21. Русалов В.М. Опросник структуры темперамента. Метод.пособие. –М.: ИПАН, 1990. – С.4-27.
  22. Русалов В.М., Дудин С.И. Темперамент и интеллект: общие и специальные факторы развития // Психологический журнал, 1995. – №5. – С.12-23.
  23. Русалов В.М., Наумова Е.Р. О связи общих способностей с «интеллектуальными» шкалами темперамента // Психологический журнал, 1999. – Т.20., №1.–  С.70-77.
  24. Санникова О.П. Эмоциональность в структуре личности. – Одесса: Хорс, 1995. – 334 с.
  25. Черножук Ю.Г. Iндивідуальні відмінності емоційності у співвідношенні з особливостями інтелекту // Автореф. дис. ... канд. психол. наук 19.00.01 – загальна психологія, історія психології. – Одеса: Південноукраїнський державний пед. університет ім. К.Д.Ушинського, 2006 – 22 с.
  26. Якобсон, П.М. Чувства, их развитие и воспитание. – М.: Знание, 1976. – 96 с.
  27. Lopes P.N., Salovey P., Straus R. Emotional intelligence, personality, and perceived quality social relationships // Personality & Individual Differences, 2003, 35, p.641-658.
  28. Mayer J. D., Di Paolo M., Salovey P. Perceiving affective content in ambiguous visual stimuli: a component of emotional intelligence // Journal of Personality Assessment. 1990. Vol. 54, NN 3, 4. P. 772 - 781.
  29. Mayer J.D., Salovey P., Caruso D. Emotional intelligence meet traditional standard for an intelligence  // Intelligence, 1999, 27, p.267-298.
  30. Roberts R.D., Zeidner M., Mattews G. Does Emotional Intelligence Meet Traditional Standards for an Intelligence? Some New Data and Conclusions // Emotion, 2001. Vol 1, no 3, pages 196-231. 
  31. Zhonggeng Chen, Yan Wank. The relationship between extraversion and overly inclusive thinking in normal Chinese subjects // Int. J. Ment. Health. 1991. V.20. № 1. P.48-55.

Андреева И.Н. Черты темперамента как биологические предпосылки эмоционального интеллекта // Наука i освiта. 2007. № 8-9. С. 4-8.

Поделиться

ВИДЕО

Лекция к.п.н. С.Г. Коршуновой "Восприятие эмоциональных выражений лица и зрительное чтение по губам".