Экспериментальное исследование особенностей проявления интерференции в памяти при усвоении текстовой информации

Шрифт

Содержание материала

Эксперименты по заучиванию смыслового материала (предложений, текстов) позволяет подойти к изучению памяти и ее основных процессов в условиях, имитирующих реальную учебную деятельность.

В ряде работ, посвященных исследованию особенностей проявления интерференции в памяти при заучивании текстов и предложений [44, 73] отмечается, что эффект интерференции проявляется только в ситуациях, сходных с типичными экспериментами на проактивное и ретроактивное торможение, т.е. если используется классическая схема изучения эффекта интерференции: заучивание 1-го текста, затем заучивание 2-го текста (более или менее подобному 1-му) и, наконец воспроизведение основного текста (1-го – если изучается ретроактивная интерференция; 2-го - если изучается проактивная интерференция). В других случаях при заучивании текстов или предложений забывание по своему характеру мало похоже напро- и ретроактивную интерференцию; забывание не выражается просто в утрате части информации, а происходит проявление ошибок типа «замены» и «искажения» при воспроизведении, связанное скорее с тем, что информация хранится в памяти с каким-либо смысловым добавлением. Специфика забывания при запоминании текстов или предложений связана с тем, что при запоминании испытуемый создает себе некую смысловую схему, которая должна «вписаться» в индивидуальную схему знаний, представлений и т.п., забываются при этом те аспекты текста, которые не соответствуют этой индивидуальной схеме, несовместимы с ней [10, 70, 71]. Однако, как подчеркивает Р. Клацки [44], характер забывания при заучивании текстов и предложений может рассматриваться как проявление эффекта интерференции, если значительно шире понимать его механизмы, в частности с позиций теории АПЧ (ассоциативная память человека), разработанной Андервудом и Боуэром [69]. В модели АПЧ ретроактивное торможение рассматривается как следствие процесса сопоставления поступающей и хранящейся в памяти информации.

Исходя из представлений о памяти с позиций системного подхода как сложной саморегулирующейся и самонастраивающейся системы, мы можем предположить, что нарушение хранения и воспроизведения при заучивании текстов зависит от структурно-функциональных особенностей самой мнемической системы. Так, с одной стороны, каждая новая поступающая в систему информация приводит к более или менее значимым изменениям в ней, что отражается на сохранении и воспроизведении усвоенной ранее информации, т.е. приводит к проявлению ретроактивной интерференции; с другой стороны, особенности самой мнемической системы и содержащаяся в ней информация могут определять характер усвоения новой информации и ее утрату (отсев) при запоминании и последующих хранении и воспроизведении, т.е. приводить к проявлению проактивной интерференции.

В исследованиях, рассматривающих проявление интерференции в памяти при заучивании текстов, анализируются различные аспекты утраты материала: нарушение общего смыслового содержания текста или его дословного воспроизведения. При этом, главным образом, рассматривается сохранение заученного материала в долговременной памяти [70, 71, 78].

Целью нашего эксперимента явилось изучение особенностей проявления интерференции в кратковременной и долговременной памяти и раскрытие ее психологических механизмов при усвоении текстовой информации, предъявляемой на слух.

Материалом для заучивания в эксперименте являлись тексты различных типов (повествовательные и описательные) и уровня сложности (рис. 3.10). Выбор данных типов текстов связан с особенностями их структуры и связи элементов текста. Так, повествовательный тип отражает определенную последовательность событий, поэтому смысловые единицы текста имеют довольно жесткую связь. Описательный тип отражает определенный набор характеристик того или иного явления (понятия), элементы текста здесь уже не имеют жесткой последовательной связи.

Повествовательный тип:

1. «Машу взяли в зоопарк. Вот Волк. Маша его сразу узнала: «Ты почему Красную Шапочку съел?» Волк молчит, отвернулся. Значит ему стыдно». (21 ед.)

2. «Борис заглянул в аудиторию и понял, что сегодня он опоздал. Преподаватель философии уже бубнил что-то у доски о ведийском каноне и даосизме» (23 ед.)

3. «Нина стояла перед большим двухэтажном зданием детского дома. Она вошла во двор. Ее уже ждали. Пионеры уже собрались во дворе» (20 ед.)

4. «Перевалив через последние песчаные барханы, караван оставил позади пустыню с чахлой растительностью и вышел к реке. Все поспешили вперед, чтобы утолить многодневную жажду» (23 ед).

Описательный тип:

1. «Петр был страстным футбольным болельщиком и не пропускал ни одного матча своей любимой команды «Спартак».Он знал все ее победы и поражения» (22 ед).

2. «Кошка – домашнее животное. Ловит крыс и мышей. Существует несколько пород кошек, которые различаются по строению тела, окраске, цвету глаз и другим признакам». (22 ед).

3. «Пустыни – обширные территории с сухим климатом и очень редкой растительностью. Пустыни расположены в тропическом и умеренном поясах и бывают песчаные, глинистые и каменистые». (23 ед).

4. «В учениях доплатонических школ, так же как в ведийском каноне и даосизме фигурирует понятие первичного хаоса, порождающего из себя мир (космос)». (22 ед).

Рис. 3.10. Тексты, используемые в качестве экспериментального материала. Расположены по типам и в порядке возрастания уровня сложности, определенному по критерию, предложенному В.Я. Ляудис [51].

Изучение влияния особенностей данных текстов на проявление интерференции в кратковременной и долговременной памяти явилось 1-й задачей данного эксперимента.

2-й задачей - явилось изучение проявления интерференции в мнемической системе в зависимости от характера взаимодействия ее различных функциональных уровней (кратковременной и долговременной памяти) в процессе преобразования информации:

  • с одной стороны, рассматривалась зависимость проявление интерференции в долговременной памяти от характера усвоения данной информации в кратковременной памяти и в процессе заучивания, т.е. перевода информации в долговременную память;
  • с другой стороны, рассматривалось влияние содержания долговременной памяти (наличие в ней понятий, используемых в тексте) на особенности проявления интерференции при усвоении текстовой информации в кратковременной памяти, ее последующем заучивании и отсроченном воспроизведении.

Испытуемыми в эксперименте были студенты Харьковского государственного педагогического института и Харьковского государственного университета.

Тексты предъявлялись испытуемым на слух. После каждого предъявления требовалось непосредственное дословное воспроизведение текста в письменном виде в специальных протокольных листах. Инструкция испытуемым: «Вам будет предъявлен текст, который необходимо запомнить, а затем воспроизвести (записать) в Вашем протокольном листе дословно. Если Вы забыли какое-то слово, оставьте место для его последующего воспроизведения (записи). Текст Вам будет предъявляться до полного его воспроизведения. Вписывать пропущенные слова Вы будете после каждого предъявления. Слова текста, которые Вы запишите после 2-го предъявления, подчеркните одной прямой линией; после 3-го – двумя прямыми линиями и т.д. После каждого предъявления, я буду напоминать Вам, как Вы должны подчеркнуть вписываемые слова. Воспроизведение текста начинайте только после того, как я закончу его предъявление (чтение). Какие есть вопросы?». После полного воспроизведения текста испытуемым выдавались новые протокольные листы, и требовалось повторное воспроизведение текста (уже с опорой только на долговременную память), т.е. без предъявления.

Было проведено 8 серий по усвоению различных типов и уровней сложности текстов. Кроме этого была проведена дополнительная 9 серия, в которой в качестве экспериментального материала использовался описательный текст № 4 (см. рис. 3.10, стр. 105), включающий малознакомые для наших испытуемых понятия: «доплатонические школы», «ведийский канон», «даосизм». Перед началом усвоения текста испытуемые (21 человек) были ознакомлены в небольшой лекции с содержанием данных понятий. Усвоение текста проводилось подобно предыдущим сериям эксперимента. Сравнение результатов воспроизведения данного текста двумя группами: необученных и обученных испытуемых, - позволило нам выявить влияние содержания долговременной памяти (в данном случае, наличия в ней понятий, используемых в тексте) на особенности проявления интерференции в кратковременной памяти и последующем воспроизведении его из долговременной памяти.


В процессе анализа данных эксперимента рассматривались следующие показатели:

1. Полнота непосредственного воспроизведения после 1-го предъявления текста (КПнп) в абсолютных показателях.

2. Среднее количество проб заучивания текста (пср).

Данные два показатели выступали также в качестве критерия объективного уровня сложности текстового материала [51].

3. Полнота воспроизведения при последовательных предъявлениях текста (в %) относительно всего его объема (Пi , где i = 1, 2, 3, 4)

Пi= (Ai/ Aобщ) 100 %

где Aобщ – общее количество элементов текста, Ai – количество элементов текста, воспроизведенных после i-предъявления.

4. Полнота воспроизведения (в %) i-воспроизведения от количества «оставшихся», невоспроизведенных элементов текста после предыдущих воспроизведений (УПi).

                  Ai

УПi =————— 100 %

                     n-1

        Aобщ - Ʃ Ai

                      i=1

где Ai – количество воспроизведенных элементов текста после i-предъявления,

              n-1

Aобщ - Ʃ Ai — количество невоспроизведенных до i-предъявления элементов текста.

              i=1

5. Полнота отсроченного воспроизведения - ДП'общ (в %)

                 ДПобщ

ДП'общ = ——— 100 %

                    n

                  ƩAi

                   i=1

где ДПобщ — полнота воспроизведения текста при отсроченном воспроизведении,

n

Ʃ Ai— полнота воспроизведения текста в процессе последовательного заучивания.

i=1

6. Процент утраченных элементов текста при отсроченном воспроизведении (Δобщ.), определяемый по формуле:

Δобщ = [(Побщ – ДПобщ) / Побщ ] 100%

где Побщ — общее количество заученных испытуемым элементов текста, ДПобщ — общее количество элементов текста отсроченного воспроизведения.

7. Для определения зависимости проявления интерференции в ДП от характера усвоения информации в КП и в процессе ее заучивания, анализировались следующие показатели:

— ДПi — количество элементов текста отсроченного воспроизведения, заученных после i-предъявления текста, где i = 1, 2, 3, 4.

— Δi — количество элементов текста, заученных после i-предъявления и утраченных при отсроченном воспроизведении:

Δi = Пi – ДПi

При этом рассматривались процентные показатели ДПi и Δi, вычисляемые по формулам:

ДПi% = (ДПi / Пi) 100%

Δi% = [(Пi – ДПi) / Пi] 100%

Δобщ и Δi рассматривались нами как количественные показатели уровня интерференции в долговременной памяти.

8. При анализе данных рассматривалась полнота воспроизведения элементов текста в кратковременной и долговременной памяти в зависимости от знакоместа и их специфических характеристик.

9. Анализировался характер ошибок при непосредственном (в КП) и отсроченном (в ДП) воспроизведении.

Были выделены следующие типы ошибок:

1. Пропуски.

2. Искажения:

  • «падежные» (при перестановке отдельных слов, замене предлогов);
  • «звуковые» (слово подбирается по созвучию: например, «каноне» - «кануне», «ведийском» - «идийском» и др.);

3. Замены по смыслу. Замена отдельных элементов текста при сохранении общей смысловой структуры.

4. Произвольные включения. Внесение испытуемыми дополнительных слов или смысловых единиц.

5. Перестановки. Изменение местоположения в структуре текста его отдельных элементов или смысловых единиц.

Анализ воспроизведения отдельных элементов текста и анализ характера ошибок позволяет нам определить особенности функционирования различных уровней мнемической системы и их взаимодействия в процессе отбора и преобразования информации при усвоении текстового материала, т.е. раскрыть особенности психологического механизма интерференции в кратковременной и долговременной памяти.

3.4.1. Особенности интерференции в кратковременной и долговременной памяти при усвоении различных типов текстов
3.4.2. Влияние содержания долговременной памяти на особенности проявления интерференции в мнемической системе при усвоении текстового материала.


Итак, на основании анализа результатов данного экспериментального исследования можно сделать следующие выводы об особенностях проявления интерференции в кратковременной и долговременной памяти при усвоении текстовой информации:

1. Уровень интерференции в кратковременной и долговременной памяти определяется уровнем сложности усваиваемого текстового материала. При этом трудность текста является не абсолютной независимой переменной, а интегральной характеристикой, которая отражает уровень готовности мнемической системы к преобразованию поступающей в нее информации: наличием в ней соответствующих алфавитов понятий, облегчающих опознание элементов текста и их смысловое содержание; быстротой структурирования элементов текста в целостную смысловую единицу.

2. Механизмы проявления интерференции в кратковременной и долговременной памяти при усвоении текстовой информации специфичны. В КП он определяется ее ограниченным объемом и затруднением структурирования текстового материала в целостную единицу при дефиците времени; в ДП он определяется, с одной стороны, спецификой формы хранения текстовой информации, с другой стороны, характером ее структурирования в процессе заучивания.

3. И в КП, и в ДП при усвоении текстовой информации существует установка на отбор элементов текста, релевантных его смысловому содержанию, поэтому чаще отсеиваются те элементы текста, которые не несут основной смысловой нагрузки: союзы, междометия, определения, дополнения.

4. Содержание ДП обусловливает характер проявления интерференции в мнемической системе при усвоении текстовой информации. Отсутствие в долговременной памяти понятий, используемых в текстах, приводит к искаженному их восприятию и утрате при отсроченном воспроизведении; если при этом незнакомые испытуемым понятия несут основную смысловую нагрузку текста, это значительно затрудняет структурирование текста в целостную смысловую единицу и приводит к повышению уровня интерференции при отсроченном воспроизведении.

5. Проявление интерференции в мнемической системе на всех ее функциональных уровнях при усвоении текстовой информации носит взаимообусловленный характер. Содержание ДП определяет характер проявления интерференции в КП, особенности усвоения текстовой информации в процессе заучивания определяет уровень интерференции в ДП.

6. Интерференция является универсальным функциональным механизмом мнемической системы, опосредующим отсев и утрату текстовой информации в процессе ее преобразования в памяти, снижающим уровень нагрузки на всех этапах ее преобразования.

7. Факторы, детерминирующие проявление интерференции в мнемической системе: объективные (содержание, количество смысловых единиц текста), субъективные (наличие в ДП понятий, используемых в текстах). Системность детерминации проявления интерференции в памяти выражается в том, что объективные характеристики предъявляемой информации имеют различную степень трудности для ее усвоения в связи с функциональными особенностями и содержанием памяти субъекта.

*   *   *

Исследование интерференции в памяти в позиций системного подхода открывает большие перспективы в изучении данного феномена, позволяет глубже раскрыть его психологические механизмы, определить системную детерминацию его проявления, понять, что интерференционное воздействие различных внешних факторов связано со спецификой функциональных изменений в мнемической системе, которые приводят либо к снижению эффективности памяти в процессе преобразования информации, либо к повышению устойчивости мнемической системы, преодолению негативного влияния интерференции.

Проведенные нами экспериментальные исследования позволяют сделать следующие выводы об особенностях проявления интерференции в мнемической системе на ее различных функциональных уровнях и о факторах, детерминирующих это проявление.

1. Интерференция является универсальным функциональным механизмом мнемической системы, проявляющимся на всех ее уровнях и опосредующим отсев и утрату информации в процессе ее преобразования в памяти.

2. Проявление интерференции на различных уровнях памяти носит специфический характер в связи с функциональными особенностями каждого из уровней (объемом, пропускной способностью и др.). Уровень интерференции на каждом из функциональных уровней памяти определяется специфическим набором субъективных и объективных факторов, детерминирующих их эффективность.

3. Память как самонастраивающаяся и саморегулирующаяся система стремится к устойчивости и преодолению негативного влияния интерференционного воздействия. Поэтому влияние объективных характеристик запоминаемого материала на проявление интерференции в значительной степени опосредуется структурно-функциональными особенностями мнемической системы и характером взаимодействия ее различных уровней.

4. Преодоление негативного влияния интерференции на различных функциональных уровнях памяти связано, прежде всего, с различным содержанием долговременной памяти как базовой структуры мнемической системы. Так, уровень отсева визуальной информации, при переводе ее из сенсорной зрительной памяти в кратковременную, значимо снижается при наличии адекватных алфавитов и эталонов в долговременной памяти. В кратковременной памяти преодоление интерференции связано с операциями структурирования информации, приводящими к укрупнению оперативных единиц памяти, а также с особенностями избираемой испытуемыми стратегией и тактикой запоминания и воспроизведения, подбором адекватных способов заучивания материала, которые хранятся в ДП. При усвоении текстовой информации отсутствие в долговременной памяти системы понятий, соответствующих семантике текстового материала, обусловливает усиление интерференции как на уровне опознания стимулов (приводя к искажению их восприятия и воспроизведения), так и на уровне семантической организации (приводя к искажению смысла и нарушая структурирование текстовой информации в целостную смысловую единицу).

Таким образом, долговременная память как базовый функциональный уровень мнемической системы играет определяющую роль в устойчивости мнемической системы к интерференционному воздействию.

5. Проявление интерференции в долговременной памяти, как показывают наши исследования, в свою очередь опосредовано особенностями преобразования информации в процессе ее усвоения. Затруднения в структурировании информации при ее преобразовании в КП и в процессе заучивания при переводе информации в ДП приводят к быстрой утрате данной информации из мнемической системы.

6. Основными факторами, детерминирующими проявление интерференции в мнемической системы, являются:

  • объективные характеристики предъявляемой информации и условия ее предъявления: содержание, объем и время экспозиции;
  • субъективные факторы: нарушение процессов опознания информации или приемов ее структурирования в связи с отсутствием в долговременной памяти адекватных алфавитов, кодов и способов преобразования информации.

Системная детерминация проявления интерференции в памяти связана с тем, что объективные характеристики предъявляемой информации могут иметь различную степень трудности для ее преобразования в мнемической системе в связи с функциональными особенностями и содержанием памяти субъекта, а, следовательно, вызывать различный уровень интерференции.

7. Так как влияние внешних факторов на проявление интерференции на всех функциональных уровнях памяти опосредуется не только конкретными особенностями данного уровня, но также содержанием и уровнем активности всей мнемической системы, то мы можем говорить об общности закономерностей проявления интерференции в памяти на всех ее уровнях.

8. Общность психологического механизма интерференции заключается в том, что проявление ее на всех функциональных уровнях мнемической системы при воздействии различных внешних факторов опосредуется функциональными особенностями самой мнемической системы и характером взаимодействия ее функциональных уровней в процессе преобразования информации, а также информационным содержанием системы: наличием в ней соответствующих кодов, эталонов и алфавитов, усвоенных субъектом способов преобразования, адекватных заучиваемой информации.

9. Преодоление негативного влияния интерференции в памяти и повышение ее устойчивости к интерференционному воздействию определяются характером взаимодействия всех уровней саморегулирующейся мнемической системы. Определяющую роль в устойчивости мнемической системы к интерференционному воздействию играет базовый уровень этой системы – долговременная память.


На основании полученных результатов можно предложить ряд конкретных рекомендаций по повышению эффективности памяти в операторской и учебной деятельности за счет формирования элементов мнемической системы, детерминирующей уровень ее устойчивости к интерференции:

1. Так как эталоны и алфавиты долговременной памяти значимо обусловливают устойчивость сенсорной памяти к интерференционному воздействию, повышая точность и полноту запоминаемого материала, рекомендуется формировать у операторов, работающих с различными визуальными изображениями при дефиците времени (малых временных интервалах их экспозиции) и при затрудненных условиях их восприятия, целостные эталоны и адекватные алфавиты основных визуальных сигналов. Однако, при этом необходимо учитывать, что наличие алфавита стимулов в долговременной памяти не снижает полностью влияния объема предъявляемой информации и дефицита времени экспозиции на уровень сложности мнемической задачи и уровень интерференции, который возрастает с увеличением объема информации и уменьшении времени ее экспозиции.

2. При организации учебной деятельности необходимо учитывать, что содержание памяти, т.е. предыдущий опыт и знания учащегося, во многом определяет восприятие и усвоение новой информации. Поэтому в процессе обучения необходимо учитывать уровень понимания учащимися смысла понятий, используемых при изложении нового учебного материала. Отсутствие такого понимания может привести не только к затруднению усвоения нового материала, но и к искажению его смысла. Кроме того, если новые, неизвестные учащемуся понятия несут основную смысловую нагрузку в излагаемом материале, то это приводит к значительному нарушению его усвоения и данная информация очень быстро утрачивается из памяти.

При изложении нового материала следует также учитывать, что повествовательная форма изложения, отражающая причинно-следственную либо временную последовательность событий и явлений, усваивается значительно легче, чем описательная, где элементы не связаны в жесткую последовательную структуру. Поэтому при изложении описательного материала необходимо останавливаться на всех его существенных признаках, приводя их в систему. Трудность усвоения текстового материала может быть также связана с его информационной перегруженностью (избыточностью и неопределенностью), преодоление которой также требует формирования у учащихся приемов логического запоминания.

3. Для повышения устойчивости памяти субъекта к интерференционному воздействию важно воспитание ее активности, обучение активной работе над содержанием заучиваемого материала: использование образных представлений, развитие мыслительных операций, облегчающих структурирование нового материала в целостную смысловую единицу и его включение в систему ранее усвоенных знаний, сохраняемых в долговременной памяти.


Список литературы

  1. Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем // Избр. труды: Философские аспекты теории функциональной системы. – М.: Наука, 1978. – С. 49-106.
  2. Анохин П.К. Узловые вопросы теории функциональной системы. – М.: Наука, 1980. – 196 с.
  3. Анохин П.К. Теория функциональной системы // Успехи физиолог. науки. 1970. Т. 1, № 1. – С. 19-53.
  4. Анохин П.К. Идеи и факты в разработке теории функциональных систем // Психол. Журн. 1984. Т. 5, № 2. – С. 107-118.
  5. Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения: пер. с англ. – М.: Прогресс, 1980. - 528 с.
  6. Батова Н.Я., Хомская Е.Д. Нейропсихологический анализ влияния эмоционального фактора на воспроизведение словесного материала // Вопр. психол. 1984, № 3. С. 132-139.
  7. Бернштейн Н.А. О построении движений. – М., 1947.
  8. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. – М.: Медицина, 1966. – 349 с.
  9. Большунов Я.В. Отрицательная индукция в процессе заучивания словесного материала // Вопр. психол. 1959, № 5. С. 79-86.
  10. Большунов Я.В. Воспроизведение семантически неравнозначных частей текста// Вопр. психол. 1977 № 2, С. 114-120.
  11. Бочарова С.П. Объем памяти и ценность информации // Проблемы психологии памяти. Вып. 1. – Харьков: Изд-во Харьк. Ун-та, 1969. С. 100-112.
  12. Бочарова С.П. Некоторые особенности переработки информации в кратковременной памяти // Вопр. психол. 1976, № 2. С. 56-61.
  13. Бочарова С.П. Переработка знаковой информации в процессе памяти // Психологические проблемы переработки знаковой информации / Под ред. В.И. Рубахина. – М., 1977. С. 140-149
  14. Бочарова С.П. Память как процесс переработки информации: Дисс. … д-ра психол. наук. – Л, 1976. – 365 с.
  15. Бочарова С.П. Память как базовая функциональная системы структуре деятельности человека-оператора // Псих. журн. 1981. Т. 2, № 3. С. 3-11.
  16. Бочарова С.П. О системном подходе к исследованию памяти // Вест. Харьк. ун-та, 1982, № 224: Психология познавательных процессов. С. 3-10.
  17. Бочарова С.П. Итоги и задачи исследования памяти на современном этапе // Психол. журн. Т. 5, № 1, 1984. С. 18-25.
  18. Бочарова С.П., Головнева И.В., Егорова Э.Н. Исследование эффективности памяти оператора-телеграфиста в связи с объективными и субъективными особенностями переработки текстовой информации // Вест. Харьк. ун-та. 1984. № 253: Психология деятельности и познавательных процессов. С. 27-32.
  19. Бочарова С.П., Головнева И.В., Егорова Э.Н. Изучение факторов эффективности переработки текстовой информации операторами при работе с видеотерминалами // Проблемы инженерной психологии: Тезисы VI Всесоюзной конференции по инженерной психологии. Вып. II: Психологические и психофизиологические характеристики операторской деятельности. – Л., 1984. С. 24-25.
  20. Бочарова С.П., Головнева И.В., Егорова Э.Н. Исследование факторов эффективности памяти операторов-телеграфистов в условиях работы с дисплеем // Психологические аспекты тренажеростроения: Материалы II Всесоюзной конференции. – Ереван, 1984. С. 83-86.
  21. Варданян Л.С. Ретроактивное торможение при запоминании наглядного и словесного материала: Автореф. дисс. …канд. психол. наук. – Ереван, 1968. – 17 с.
  22. Величковский В.М. Зрительная память и модели переработки информации человеком // Вопр. психол. 1977, № 6 С. 49-61.
  23. Вудвортс Р. Экономия и интерфренция // Экспериментальная психология: пер. с англ. – М.: Иностр. лит-ра, 1950. – Гл. XVIII – С. 530 – 565.
  24. Вучетич Г.Г., Зинченко В.П. Сканирование последовательно фиксируемых следов в кратковременной памяти // Вопр. психол., 1970, № 1. С. 39-52
  25. Вучетич Г.Г., Зинченко В.П., Шлягин Е.И. Сравнительный анализ преобразований, осуществляющихся в кратковременной памяти в условиях симультанного и сукцессивного предъявления текстового материала // Психологические механизмы памяти и ее закономерности в процессе обучения. Харьков, 1970.
  26. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования.- М., 1956.
  27. Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. – М., 1960.
  28. Головнева И.В., Егорова Э.Н. Исследование эффективности памяти оператора-телеграфиста// Категории, принципы и методы психологии. Психические процессы. Ч.2 : тезисы научных сообщений советских психологов VI Всесоюзному съезду Общества психологов СССР. – М., 1983. – С. 440-441.
  29. Гордеева Н.Д., Назоров А.И., Романюта В.Г., Яровинский А.Н. Движение глаз и управление следами сенсорной памяти // Эргономика: Труды ВНИИТЭ, М., 1972. С. 38-63.
  30. Гордон В.М., Зинченко В.П. Системно-структурный анализ познавательной деятельности // Системные исследования: Ежегодник 1978. – М.: Наука, 1978. – С. 136-151.
  31. Грановская Р.М., Березная И.Я. Запоминание и узнавание фигур. – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1974. – 96 с.
  32. Грановская Р.М. Восприятие и модели памяти. – Л.: Наука, 1974 - 361 с.
  33. Грановская Р.М. Элемента практической психологии. – 2-е изд. – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1988 – 560 с.
  34. Гусев Е.К. Количественная характеристика центральной слуховой маскировки // Психол. Журн. 1982. Т. 3, № 3. С. 70-83.
  35. Егорова Э.Н. К проблеме изучения процессов интерференции // Вестн. Харьк. Ун-та, 1984. № 253 :Психология деятельности и познавательных процессов. – С. 10-18.
  36. Егорова Э.Н. О задачах системного исследования интерференции на различных функциональных уровнях мнемической системы // Вестн. Харьк. Ун-та, 1986. № 287: Психология личности и познавательных процессов. С.48-52.
  37. Забродин Ю.М., Зинченко В.П., Ломов Б.Ф. Анализ структуры и организации памяти: Вступительная статья к кн.: Р.Аткинсона. Человеческая память и процесс обучения. – М.,: Прогресс, 1980. – С. 5-22.
  38. Зинченко В.П. Продуктивное восприятие // Вопр. психол. 1971, № 6. С. 27-42.
  39. Зинченко В.П., Гордон В.М. Методологические проблемы психологического анализа деятельности // Системные исследования: Ежегодник 1975. – М.: Наука, 1976. С. 82 – 127.
  40. Зинченко В.П., Леонова П.Б., Стрелков Ю.К. Психометрика утомления. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1977 – 109 с.
  41. Зинченко В.П., Величковский Б.М., Вучетич Г.Г. Функциональная структура зрительной памяти. - М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1980 – 272 с.
  42. Зинченко Т.П. Опознание и кодирование. – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1981 – 183 с.
  43. Изюмова С.А. Уровни памяти человека и их психофизиологические характеристики // Вопр. психол. 1984. № 6. С. 110-118.
  44. Клацки Р. Память человека. Структура и процессы: пер. с англ. – М.: Мир, 1978. – 319 с.
  45. Корж Н.Н. Едина ли память? // Психол. Журн. 1984. Т. 5, № 1, С. 103 – 111.
  46. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики. – 4-е изд. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. – 584 с.
  47. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека: Введение в психологию: пер. с англ. – М.: Мир, 1974. – 550 с.
  48. Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. – М.: Наука, 1984. – 345 с.
  49. Ломов Б.Ф. О системном подходе в психологии // Вопр. психол. 1975. № 2. С. 31- 45.
  50. Ляудис В.Я Строение процесса запоминания // Проблемы психологи памяти. Харьков, 1969. – С. 21-40
  51. Ляудис В.Я. Память и процесс развития. - М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1976. – 253 с.
  52. Платонов К.К. Система психологии и теория отражения. - М.: Наука, 1982. – 309 с.
  53. Репкина Г.В. Исследование оперативных единиц памяти // Проблемы психологии памяти / под ред П.И. Зинченко. Харьков: Изд-во Харьк. ун-та, 1969. – С. 41-58.
  54. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – М., Госучпедгиз, 1946. – 704 с.
  55. Садов В.А. Психофизические исследования сенсорных эталонов памяти // Психол. Журн. 1982. Т. 3, № 3. – С. 77-84.
  56. Середа Г.К. Изучение психологической природы специфических эффектов памяти // Вест. Харьк. Ун-та, 1986. № 287: Психология личности и познавательных процессов. – С. 38-45.
  57. Середа Г.К. Новый подход к пониманию природы памяти и теория функциональных систем // Вест. Харьк. Ун-та, 1978. № 171 : Психология памяти и обучения. Вып. 11 – С. 3-8.
  58. Сперлинг Дж. Информация, получаемая при коротких зрительных предъявлениях // Инженерная психология за рубежом. – М.: Прогресс, 1967. - С. 3-68.
  59. Сперлинг Дж. Модель зрительной памяти// Инженерная психология за рубежом. – М.: Прогресс, 1967. - С. 69-94.
  60. Стрелков Ю.К. Микроструктурный анализ преобразований информации человеком.- М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1972 – 211 с.
  61. Халмова О., Шабова Э., Войку К. Влияние уровня активации на продуктивность памяти // Психологические исследования познавательных процессов и личности. – М.: Наука, 1983. – С. 173-180.
  62. Хофман И. Активная память. Экспериментальные исследования и теории человеческой памяти: пер. снем. – М.: Прогресс, 1986. – 312 с.
  63. Шек М.П. Потери информации в зрительном анализаторе в зависимости от характера утомления // Вопр. Психол. 1963, № 1. – С. 111-113.
  64. Шехтер М.С. Зрительное опознание. Закономерности и механизмы. – М.: Педагогика, 1981. – 264 с.
  65. Шиффрин Р.М. Процессы поиска и извлечения информации из памяти // Нормативные и дескриптивные модели принятия решения. – М.: Наука, 1981. – С. 281-296.
  66. Эриксен Ч., Стеффи Р. Кратковременная память и ретроактивная интерференция в зрительном восприятии // Инженерная психология за рубежом. – М.: Прогресс, 1967. - С. 289-311.
  67. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. Методологические проблемы современной науки. – М.: Наука, 1978. – 391 с.
  68. Bell P.A., Hess L., Hill E., Kukas S.L., Richards R.W., Sorgent D. Noise and context-dependent memory. – Bull Psychonom. Soc., 1984, 22, N 2, p. 99-100.
  69. Bjorklund D.F., Smich S.C., Ornstkin P.A. Young children’s release from proactive interference: The effects of category typicality. - Bull Psychonom. Soc., 1982, 20, 4, p. 211-213.
  70. Bransford J.D., Franks J.J. The abstraction of linguistic ideas // Cognitive Psychology, 1971, 2, p. 331-350
  71. Bransford J.D., Barclaj J.R., Franks J.J. Sentence memory: A constructive versus interpretive approach // Cognitive Psychology, 1972, 3, p. 193-209
  72. Crouse J.H. Retroactive interference in reading prose materials // J. of Educational Psychology, 1971, 62, p. 39-44.
  73. Hess H. ZurPsychologie des Gedächtnisses. IV Determination und Behaltensinnvollensprachlichen Materials beiBerücksichtigung von gesturtemKontext // Z. Psychologie, Bd. 170 (1964). H ¾, S. 151-170
  74. Loftus G.K., Ginn M. Perceptualandconceptual masking of pictures // J. Exp. Psychol.: Hum., Learn. And Cognit., 1984, 10, N 3, p. 435-441
  75. Massaro D.W. Preperceptual images, pressing time and perceptual unite in auditory perception. – Psychological Review, 1972, 74, p. 124 – 145
  76. Melton A.W.Short-term and long-term postperceptual memory: Dichotomy on continuum :МатериалыXVIII Международногопсихологическогоконгресса. Т. 2 . Симпозиум 21. – М., 1966, С. 5-8.
  77. Morten J., Crowder R.G., Prassin H.A. Experiments with the stimulus suffix effect. // J. of Exp. Psychol., Monograph, 1971, 91, p. 169-190.
  78. Slameska N.J. Retroactive inhibition of connected discourse as a function of practice level // J. of Exp. Psychology, 1960, 59, p. 104-108
  79. Tulving E., Arbuckle T. Input and output interference in short-termassociative memory // J. Exp. Psychol., 1965, v. 72.

Егорова Э.Н., Заика Е.В. Память и интерференция. Монография.
Глава 3. Изучение интерференции с позиций системного подхода в отечественной психологии памяти (Егорова Э.Н.)

Поделиться