Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Wed05242017

Last update11:19:54 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru
Back Возрастная Внимание Воспитание внимания (К.Д. Ушинский)

Воспитание внимания (К.Д. Ушинский)

Ушинский
Внимание важно для педагога в трех отношениях: 1) как баро­метр, по которому он может судить о развитии и направлении воспитанника, 2) как ворота, через которые только он получает доступ к душе воспитанника, и 3) как материал для разработки.

Внимание как мерило развития и показатель направления души. Мы не знаем никакого лучшего средства заглянуть в душу другого человека, как наблюдение за проявле­ниями его пассивного внимания. «У кого что болит, тот о том и говорит» - русская пословица. Но есть натуры, которые не любят высказывать своих болезней, и справедливо было бы сказать: «что кого занимает, тот к тому и прислушивается». Попробуйте в одном и том же обществе рассказать несколько историй и замечайте, как, к чему именно и в чем выскажется внимание ваших слушателей и слушательниц, - и вы будете обладать средством глубоко заглянуть в их души, какого не даст вам самый, по-видимому, чистосердеч­ный рассказ человека. И характер, и господствующие наклонности, и степень развития, и направление этого развития, и современное настроение души, - словом, вся природа, история и статистика души проглянут более во внимании, чем в чем-нибудь другом.

Нечего говорить о том, как важно для воспитателя познако­миться с душой воспитанника, а для этого нет лучшего средства, как заметить, на что воспитанник обращает большее внимание, чему представляется много случаев и при ответах учеников, и при повторении рассказанного им, и в свободных беседах: в своих во­просах ученик высказывает более, чем в своих ответах.

Внимание как ворота для всего, что входит в Душу. Мимо внимания ничто не проникает в душу человека - это факт. Следовательно, если воспитатель хочет что бы то ни было провести в душу воспитанника (а это единственный путь воспита­ния), то должен быть в состоянии обратить его внимание на же­лаемый предмет. Для этой цели наш анализ внимания указывает воспитателю несколько средств.

Усиление впечатления. Усилить впечатление мы можем прямо, например, возвышая голос; подчеркивая слова, рисуя большую карту и яркими красками и т.п.; не прямо, удаляя впечатления, которые могли бы рассеивать внимание: тишина в классе, отсут­ствие в нем предметов, развлекающих внимание ученика.

Прямое требование внимания. Отдел средств, прямо вызывающих внимание ученика, очень разнообразен. Одно из лучших средств - частое обращение к учащимся. Для того чтобы держать внимание учеников постоянно направленным на предмет учения, полезно заставлять маленьких учеников совершать по несколько действий, по принятой команде. Так, например, встать, сесть, развернуть книги, свернуть и т. п. Это дает ученикам привычку каждую минуту быть внимательным к словам учителя. Весьма полезно для класс­ного наставника приобрести привычку сначала говорить вопрос, а потом, несколько помедля, имя того, кто должен отвечать на этот вопрос, чем весь класс приготавливается к ответу. Поднимание рук кверху всеми могущими отвечать на вопрос, заданный даже кому-нибудь одному, принятое во всех западных школах, также одно из хороших средств держать внимание направленным на учение. Все могущие отвечать слегка поднимают руки; учитель по временам убеждается, что руки подняты не напрасно (многие из этого рода мер подробно изложены в наставлении для учителей при «Родном слове»). Если в школе идет чтение, то каждая ошибка читающе­го должна вызвать поднятие рук. В первоначальных учебниках должны быть упражнения внимания: неоконченные фразы, кото­рые надобно кончать; вопросы, на которые надобно ответить; ошибки, которые надобно исправить. Если один читает, то другие должны следить, и каждый должен быть в состоянии без запин­ки начать там, где читающий остановился. Требование повторе­ния того, что сказал учитель, что сказал товарищ, также очень по­лезно.

В американских школах применяется звонок с очень острым звуком, который часто раздается, чтобы привлечь внимание учени­ков. Мы не видали употребления их, но может быть они и полезны, если не звучат слишком часто; удар по столу рукой, как условный знак, также может быть допущен с пользой. Словом, все то, что требует прямого напряжения произвольного внимания ученика и дает возможность учителю следить и узнавать немедленно, кто внимателен и кто нет. Полезно всякого, обнаруживающего невни­мание, отмечать черточкой и в конце класса назначать какое-ни­будь незначительное взыскание за невнимательность и награду за постоянную внимательность; но и то, и другое должно быть очень незначительно.

Меры против рассеянности. Кроме рассеянности частной, когда тот или другой из учащихся отвлекается от учения следами своих собственных мыслей или какими-нибудь посторонними впечатле­ниями (например, шепот), бывает еще общая рассеянность класса, сонливое его состояние, общее понижение уровня психофизиче­ской жизни, по выражению Фехнера, состояние, предшествующее засыпанию. Причины такого состояния бывают и физические и нравственные.

Причины физические: слишком жаркая комната; слишком малое количество кислорода в воздухе, что часто бывает в тесных и редко проветриваемых классах; далее - неподвижность тела, переполне­ние желудков, сильная усталость вообще.

Причины нравственные: монотонность и однообразие звуков преподавания, рутинность наставника, утомление от одних и тех же занятий и т. п. Наставник сам, невнимательный к своему делу и действующий как бы в полусне, по рутине, сам усыпляет внимание учеников, действуя на них так же, как действуют на каждого капли воды, падающие одна за другою и издающие один и тот же звук с маленькими вариациями. Чтобы не дать дремать классу, учитель сам не должен дремать, проходя свой урок по легкой протоптан­ной дороге раз принятой рутины. Это вовсе, однако, не значит, чтобы не должно было быть раз принятого порядка на уроке: он непременно должен быть; но наставник сам должен внести разно­образие в этот порядок, не нарушая его. Для этого каждый урок должен быть для наставника задачей, которую он должен выпол­нять, обдумывая это выполнение заранее: в каждом уроке он дол­жен чего-нибудь достигнуть, сделать шаг дальше и заставить весь класс сделать этот шаг, эта задача должна одушевлять его и под­держивать его внимание.

Внимание самого наставника к своему делу - это главное ради­кальное средство против общей сонливости класса: но есть еще пал­лиативные меры, к которым обыкновенно прибегают, а именно: классное пение; песня, пролетая посреди урока, оживляет класс, будит его энергию; телесное движение, небольшая классная гимна­стика, особенно для небольших детей, и т.п. Потрясение внимания - мера, которая не даст уснуть человеку, как потрясение рукой.

Занимательность преподавания. Занимательность эта может быть двоякого рода - внешняя и внутренняя. Самый незаниматель­ный урок можно сделать для детей занимательным внешними сред­ствами, не относящимися к содержанию урока; урок делается зани­мательным, как игра во внимание, как соперничество в памяти, в находчивости и т. п. С маленькими учениками это весьма полезные приемы; но этими внешними мерами не должно ограничивать возбуждение внимания.

Внутренняя занимательность преподавания основана на том законе, что мы внимательны ко всему тому, что 1) ново для нас, но не настолько ново, чтобы быть совершенно незнакомым и потому непонятным; новое должно дополнять, раз­вивать или противоречить старому, - словом, быть интересным, благодаря чему оно может войти в любую ассоциацию с тем, что уже известно; 2) возбуждать и давать удовлетворение возбужден­ному внутреннему чувству. Чем старше становится ученик, тем бо­лее внутренняя занимательность должна вытеснять собой внешнюю.

Внимание как материал для воспитательной деятельности. Мы не скажем ничего лишнего, если выразимся, что даже вся главная цель воспитательной деятельности состоит в том, чтобы сделать воспитанника внимательным к серьезным и нравственным интересам жизни. Сделанный нами выше анализ формирования внимания в человеке делает для наших читателей понятным это выражение в его настоящем смысле. Все развитие человека, умственное и нравственное, выражается в направлении его внимания. Возбудите в человеке искренний интерес ко всему полезному, высшему и нравственному, - и вы можете быть спо­койны, что он сохранит всегда человеческое достоинство. В этом и должна состоять цель воспитания и учения. Мы не будем распро­страняться здесь об этом, так как это заставило бы нас повторить, что уже было разъяснено выше, и предупредить то, что следует еще сказать в главах о воображении, рассудке, внутренних чувствах. Скажем только, что если ваш воспитанник знает много, но инте­ресуется пустыми интересами, если он ведет себя отлично, но в нем не пробуждено живое внимание к прекрасному и нравственному, то вы не достигли цели воспитания.

В заключение нам следует еще сказать об отношении произ­вольного внимания к непроизвольному. Старинные педагогики развивали почти исключительно первое, новейшая - почти исклю­чительно второе. И та, и другая крайне вредны. Учение, все взятое принуждением и силой воли; изучение букв, складов, обучение чте­нию по непонятной книге, потом зубрение вокабул, грамматиче­ских правил, длинных непонятных речей и т.д. - это все были упражнения произвольного внимания и могли способствовать развитию сильных, но едва ли нравственных характеров и раз­витых умов. Совершенно противоположное действие должно будет иметь изучение, стремившееся быть единственно интересным, уча­щее читать играя; дающее детям сейчас же занимательную шутку, боящееся всякого труда, облегчающее изучение, низводящее его до игры, самую математику обращающее в занимательную игрушку. Мало давать силы развитию ума людей с увлекающими благород­ными характерами, но без воли, без постоянства в действиях, иг­рушки страстей, - словом, таких людей, образчики которых мы беспрестанно встречаем в новом поколении.

Истинный педагог и здесь, как и во всем, соблюдет средину. Он потребует произвольного внимания и, следовательно, усилий во­ли даже от маленьких детей, но в этих требованиях не превысит их сил; он постарается сделать учение занимательным, но никогда не лишит его характера серьезного труда, требующего усилий воли.

Употребляя произвольное внимание, педагог будет иметь все­гда в виду сделать его непроизвольным и занятие тем или другим предметом из насильственного превратить мало-помалу в занятие по склонности. Но пока воспитанник еще воспитывается, никак не должно дозволять ему предаваться только своей наклонности, даже хотя бы наклонность эта была самая благородная, и посто­янно упражнять его произвольное внимание. Вот почему нельзя освобождать воспитанника от занятия всеми предметами курса в силу того, что он предался со страстью занятию одним или не­сколькими, хотя, конечно, должно радоваться этой склонности и поощрять ее. Но выше всего должно ставить сильную свободную волю, которая одна может поставить человека на стороне истины и в науке и в жизни. Увлечение до страсти можно допустить только в одном отношении - именно увлечение истиной вообще и прав­дой вообще и свободой своей воли всегда и во всем.

Само собой разумеется, что развитие как произвольного, так и непроизволь­ного внимания должно быть постепенным. От семилетнего маль­чика нельзя требовать и получасового внимания. Мы сами испы­тали на себе, как это трудно. Развитие интереса тоже, конечно, может быть только постепенное.

Скажем еще несколько слов об образчиках упорной рассеянно­сти, которую нередко приходится встречать между детьми. При­чины ее бывают разнообразны. Иногда причины эти бывают физи­ческие: известная тайная болезнь детей, сильно укоренившаяся, часто проявляется в упорной рассеянности. В этом случае, конечно, и лечение должно быть физическое. Весь организм впадает в какое-то трепетное состояние, и внимание под влиянием раздражитель­ных и в то же время ослабевших нервов никогда не может устано­виться.

Часто рассеянность зависит от того, что дитя не привыкло быть внимательным от частой и быстрой перемены впечатлений, кото­рые его окружают. В таких детях, обыкновенно богатых семейств, трудно возбудить внимание незатейливыми интересами школы и первоначального учения. Трудно, но возможно, если взяться за дело с уменьем и вооружиться терпением, пока внимание форми­руется понемногу, шаг за шагом. Но прежде всего надобно изме­нить обстановку их жизни, сделать ее проще, естественнее, избегать сильных впечатлений и т.д.

Случается и то, что рассеянность бывает от какой-нибудь дет­ской страсти. Какая-нибудь игра, какое-нибудь занятие, о кото­ром наставник ничего не знает, могут так увлечь дитя, что оно будет невнимательным ко всему остальному, что только не нахо­дится в связи с увлекшим его интересом.

Случается и то, что начало учения положено слабо, поверхно­стно, так что оно не сильно зовет к себе новые ассоциации.

Воспитатель во всяком случае узнает прежде всего причину рас­сеянности и будет действовать прежде всего на нее.

Поощряющие средства, как, например, награды за внимание и взыскания за невнимательность, тоже допускаются. Но надобно, чтобы эти средства не были слишком сильны, а то это только ис­портит дело. Обметки за невнимательность хорошее средство уже потому, что дают самому дитяти средство заметить, как его вни­мание относится к вниманию его товарищей, и этого одного ино­гда довольно, чтобы сделать дитя внимательнее.

Учитель не должен забывать, что крик, брань, угрозы, сильно неумеренные похвалы, насмешки и т. п. нравственные пряности развлекают внимание вместо того, чтобы сосредоточивать его, и во всяком случае дурно действуют на нравственность.

Причина лености большей частью скрывается в невниматель­ности, и, приучая ребенка к вниманию, мы большей частью исправ­ляем леность. Научить дитя внимательно читать урок и делать за­дачу - одна из самых основных обязанностей учителя (подробности в «Родном слове»).

Ушинский К. Д. Педагогическая антропология: В 2 т. // Избр. пед. тр. - М., 1954. - Т. II. - С. 338-344.

Возрастная и педагогическая психология: Хрестоматия: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / Сост. И. В.Дубро­вина, A. M. Прихожан, В. В. Зацепин. - М.: Издательский центр «Академия», 2003. - 368 с. С. 125-130.