Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Tue12182018

Last update09:21:47 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru

6.5. Пубертатный возраст

Нижняя граница. Признак: подросток стал объектом внешней регуляции со стороны взрослого посредством серьезно-игровой вещи, т. е. серьезно-игровой ситуации (1.2.7, 1.2.8, 4.8.2, 4.8.4).

Нижняя граница (начало) «пубертатного возраста» – это конец предшествующей смежной стадии – «кризиса 13 лет» (3.4.1). Выготский называл «кризисом 13 лет» ту «негативную» подростковую «фазу» развития, которая соотносится с интервалом «13-14 лет» [76]. Тем самым, хронологический ориентир для начала «пубертатного возраста» – 14 лет.

 

Оно, как и начало всякой другой стабильной стадии, характеризуется подчинением внешней среде, внешней регуляции с применением внешнего же средства (1.2.6, 4.7, 4.8.4). В этом плане представляют интерес результаты лонгитюда Гезелла: если «ведущее свойство 13-летнего – обращение внутрь» [77], то «в 14 лет интроверсия сменяется экстраверсией» [78]. В контексте реконструированной теории Выготского это означает следующее. Для 13 лет характерна внутренняя самостоятельная [79] саморегуляция, связанная с внутренней сосредоточенностью подростка – субъекта саморегуляции – на себе же как ее объекте. Эта саморегуляция и проявляется в конце «школьного возраста» в отвержении (игнорировании) внешней регуляции [80] (6.4). Но в 14 лет подросток уже обращен вовне (экстравертирован), т. е. сосредоточен на окружающем. А значит, подвержен влиянию среды и внешней регуляции посредством внешней же ситуации: тем самым, он вступает в новый стабильный «возраст».

В принципе учителя и родители могут и не обнаружить заметного снижения «трудновоспитуемости» (4.2) по отношению к ним у 14-летнего по сравнению с этим же подростком в 13 лет. Субъектом вида регуляции, характерного для «пубертатного возраста», является уже не именно учитель [81], а любой значимый, авторитетный для подростка взрослый. Который может не принадлежать ни к родителям, ни к учителям, ни к совокупности хоть сколько-нибудь известных им людей. В это время центрами притяжения для многих ребят являются «подростковые клубы или объединения по интересам», во главе которых «стоят интересные взрослые, энтузиасты (другим там делать нечего)». И где «главное для ребят – общение друг с другом», – т. е. серьезная игра (4.8.2), – «личность руководителя и теплая … атмосфера». К таким клубам и объединениям порой «болезненно ревнуют оттесненные на второй план школьные учителя и родители» [82]. В подобных подростковых группах (клубах, объединениях, союзах, течениях) происходит серьезная игра, организатором и руководителем которой может быть значимый для подростков взрослый. Они могут, разумеется, вести серьезную игру и сами, без взрослых [83], но в плане возрастных основанийпедагогического процесса и психологической практики нам нужно выделить именно внешнюю регуляцию со стороны взрослого, в данном случае – посредством серьезной игры.

Подросткам присуще «создание различных союзов, кружков и обществ, часто с бессодержательными уставами, чисто внешними формами общения», представляющими собой «серьезную игру в жизненные отношения» [84]. Это характерно не только для времени Выготского и Штерна, предложившего понятие серьезной игры: подростковые союзы, течения и т. п. существуют и сегодня. Среди них есть группы, где «основной контингент – учащиеся восьмых-девятых классов», а взрослых «немного, но их авторитет очень высок» [85]; есть и группы «с разработанными ритуалами посвящения» [86], которые тоже могут рассматриваться как разновидность серьезной игры.

Около 14 лет серьезная игра не только сформировалась, но и может осознаваться как таковая. Например, 14-летний школьник пишет: «Трудно мне сейчас жить, но интересно… Будто я играю интересную роль в кино» [87].

Ориентировочная дата нижней границы «пубертатного возраста» (и связанной с ним стадиальной ЗБР) – около 14 лет (табл. 35 в 6.6).

Верхняя граница. Признак: подросток перестал быть объектом внешней регуляции со стороны взрослого посредством серьезно-игровой вещи, т. е.серьезно-игровой ситуации (1.2.7, 1.2.8, 4.8.2, 4.8.4). Тем самым, подростки перестают моделировать поведение взрослых (роли) и соблюдать существующие в окружающей среде правила. Происходит отвержение подростком внешней регуляции, для чего необходим новый уровень саморегуляции. В данном случае – сформированная самостоятельная внутренняя саморегуляция посредством интериоризованной серьезно-игровой вещи (ситуации) [88]. Самостоятельная – т. е. не подчиненная внешней среде, внешней регуляции со стороны взрослых.

В периодизации Выготского «пубертатный возраст» находится в интервале между «кризисами» 13 и 17 лет, причем конец всякой стадии развития есть начало следующей за ней смежной стадии (3.4.1). Таким образом, ориентировочное время окончания «пубертатного возраста» – около 17 лет [89].

Это означает, что для подростков около 17 лет должен быть характерен признак окончания данной стабильной стадии – отвержение внешней среды, внешней регуляции (ср. 1.2.6, 4.7, 4.8.4). И это действительно так. Исследование выборки из «6 тысяч учащихся от 13 до 18 лет» обнаружило, что к 17 годам «самовосприятие равняется» уже не «на внешние стандарты» (т. е. существующие в окружающей среде образцы и правила). Теперь «его основой становятся стандарты внутренние». Иными словами, «17–18-летние оценивают себя прежде всего с точки зрения своей внутренней шкалы ценностей», независимо от взрослых и их ценностей [90]. Отвержение социально одобряемых образцов поведения, установленных в окружающей среде правил и основанной на них внешней регуляции со стороны взрослых может принимать у подростков формы, требующие особого внимания. Результаты исследования «1310 мальчиков с 10 до 18 лет» показали, что «наибольшую склонность к преступному поведению (тем самым – к отвержению, игнорированию существующих в окружающей среде норм. – С. К.) обнаружили 16–18-летние юноши» [91]. Но нельзя сказать, что симптомы отвержения «внешних стандартов» появляются только у юношей [92]. Возникновение этой склонности игнорировать внешнюю среду, внешнюю регуляцию, является признаком начала «кризиса 17 лет», т. е. окончания предшествующей стадии развития – «пубертатного возраста».

Ориентировочная дата верхней границы «пубертатного возраста» (и соответствующей стадиальной ЗБР) – в 16-17 лет (табл. 35 в 6.6).

Сноски

[76] Божович Л.И., [25], с. 75. См. также обсуждение верхней границы в 6.4.
[77] В это время «подросток становится более интровертированным» и «склонен к уходу в себя» (Кон И.С., [149], с. 33-34).
[78] Кон И.С., [149], с. 33-34.
[79] Сформированная, находящаяся на уровне актуального развития.
[80] Сформированная к концу «возраста» (началу «кризиса») саморегуляция, как и положено функции, находящейся на уровне актуального развития, осуществляется ребенком (подростком) самостоятельно. Если бы для ее осуществления еще было необходимо сотрудничество (взаимодействие) со взрослым, то эта функция еще находилась бы в ЗБР, а не на уровне актуального развития. 
[81] Как это было в предшествующем «школьном возрасте» (6.4).
[82] Кон И. С., [149], с. 138. Взрослые не должны воспринимать серьезную игру как некое зло: подобная «групповая игра» полезна, так как вырабатывает у подростков «необходимые (в будущей взрослой жизни. – С. К.) навыки социального взаимодействия» (Кон И. С., [149], c. 129). Для повышения же эффективности обучения и воспитания подростков педагогам надо не ревновать к клубам и союзам, а разрабатывать образовательные инновации по применению серьезно-игровой методики обучения на данной стадии развития и работать над повышением своего личного авторитета в глазах подростков. Они же уважают личность, способную к пониманию и эмоциональному контакту, умеющую справедливо распоряжаться властью, обладающую высокой профессиональной компетентностью, в том числе – учителя, отлично знающего и преподающего свой предмет (Кон И. С., [149], с. 122).
[83] Аналогично дошкольникам, которые могут играть и сами по себе, без участия взрослых. 
[84] Выготский Л. С., [67], с. 38.
[85] Взрослые могут организовывать и возглавлять как просоциально, так и асоциально ориентированные подростковые группы, с чем связаны определенные проблемы общества. Но сейчас речь идет не об указанных видах подростковых групп, а о том виде регуляции, который социум может применять для решения этих проблем. 
[86] Толстых А. В., [276], с. 22-28. 
[87] Кон И. С., [149], с. 168.
[88] Эту границу полезно сопоставить с окончанием «дошкольного возраста» (6.3).
[89] В Собрании сочинений Выготского в его «возрастной периодизации» – явная опечатка: за «кризисом 13 лет» следует «пубертатный возраст (14 лет – 18 лет)», а за ним – «кризис 17 лет». Конец стадии не может не быть тождественным началу следующей смежной стадии (3.4.1). Следовательно, окончание «пубертатного возраста» – это начало «кризиса 17 лет», который заканчивается примерно в 18 лет – с началом «юности» ( [69], с. 255-256). 
[90] Кон И. С., [149], с. 97. Ср. «немотивированное» поведение в конце «дошкольного возраста» (в начале «кризиса 7 лет») у детей, отвергающих наличные в окружающей среде правила: нарушая их, но выполняя свои «условные правила», дети осуществляют негативное поведение, невзирая на отрицательную реакцию взрослого, т. е., очевидно, с точки зрения своей шкалы ценностей, оценивая себя позитивно (6.3). 
[91] Кон И. С., [149], с. 249. Ср. слова Алексея (16 лет): «Я не хочу работать за гроши… Не знаю, кем стать в этой жизни: разве только крутым бизнесменом или бандитом – они тоже хорошо получают» (Хухлаева О. В., [287], с. 69). 
[92] Например, мама Майи жалуется: в 16 лет дочь «как с цепи сорвалась: грубит, поступает по-своему, все ей не так» (Хухлаева О. В., [287], с. 22).

Касвинов С. Г. Система Выготского. Книга 1: Обучение и развитие детей и подростков. - Харьков: Райдер, 2013. Публикуется на сайте psixologiya.org с разрешения автора.