Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Sun08202017

Last update04:01:48 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru

Понимание пословиц. Возрастные и индивидуальные психологические особенности

Индекс материала
Понимание пословиц. Возрастные и индивидуальные психологические особенности
Восемь групп ответов
Уровни понимания пословиц младшими школьниками
Особенности понимания пословиц всех типов
Все страницы

Понимание пословиц. Возрастные и индивидуальные психологические особенности

В нашей работе в качестве произведений малых жанров фольклора выступали пословицы. Тексты пословичных изречений, как рассматривалось выше, относятся к, так называемым, мини-текстам. Они являются минимальными по величине художественные текстами, в которых выражение мысли равно тексту и нет растворения этой мысли в сюжете (Граник Г.Г., Бондаренко С.М., Концевая А.А.)

Пословица представляет собой образный афоризм, краткий и меткий, в котором “слова сжаты, как пальцы в кулак”(Горький М.). Пословица дана в форме частного наглядного случая, большей частью из повседневной жизни людей. Основная цель ее понимания - выделение концепта.

В психологических исследованиях понимание пословиц уже давно берется в качестве одного из показателей развития мышления. Например, пословичные изречения используются в тестах на определение умственного развития (тесты измерения интеллекта Векслера, Айзенка); при диагностике патологических изменений мышления (труды Зейгарник Б.В.) и т.д.

Пословичный фонд народов России настолько богат, что позволяет решать целый ряд задач психолого-педагогических исследований и школьной практики.

В трудах И.В. Дубровиной пословица используется для выявления особенностей мышления младшего школьника. Автор предлагает детям группировать пословицы по смыслу. В результате исследования выясняется, что процесс обобщения, необходимый для выделения переносного значения, носит не только смысловой характер, но, зачастую, опирается на чисто формальные внешние признаки содержания. Это свидетельствует, по мнению автора, о невысоком уровне развития логического мышления в этом возрасте (63).

В исследовании О.В.Соболевой “процесс, организованный целью понять” пословицу используется в качестве механизма формирования умения выделять концепт текста вообще. Автор исходит из предположения, что, научившись вычерпыванию смысла на уровне мини-текста, ребенок успешнее поднимается по ступеням понимания больших текстов, учиться “видеть в них мудрые мысли” (154).

Традиционно пословичный жанр используется и в школьном обучении. Специально созданные Л.Н.Толстым тексты для работы над пониманием пословиц, привлекают внимание современных создателей школьных экспериментальных программ. Используется в передовых обучающих системах и опыт М.А.Рыбниковой по работе с мини-текстами (143,144).

На примере пословиц Г.Н.Кудина и И.Р.Новлянская в своей программе по литературному образованию решают задачу объяснения детям приемов построения художественного текста как содержательной формы. Педагоги рассматривают и особенности пословичного жанра, и основные уровни его формы (86).

Разрабатывая свою концепцию литературного обучения, А.М. Гуревич, А.М. Стрельцова, Н.Д. Тамарченко считают необходимым вводить произведения фольклора в жизнь ребенка с раннего детства. Начальной школе в их системе соответствует переход от фольклора к литературе. Осваиваемый в этот период литературный материал, по их мнению, должен быть генетически связан с фольклором (54).

Уделяется внимание пословичному жанру как самостоятельному явлению устного народного творчества и в обучающей системе JI.B. Занкова. Разрабатывающая в ней программу обучения чтению З.И. Романовская, включает в учебные пособия блоки близких, но не тождественных по смыслу пословиц, для того, чтобы ребенок научился различению оттенков обобщенного значения и обоснованию их понимания (135).

Тем не менее, наблюдения показывают, что в современных школах работа с фольклорным материалом проводится чаще всего эпизодически, ознакомление и приобщение детей к фольклорному творчеству народа и его традициям в качестве самостоятельной цели не ставится. Соответственно, не уделяется должного внимания особенностям понимания и усвоению содержательной стороны устного народного творчества.

Таким образом, несмотря на внимание к пословице со стороны исследователей, педагогов-практиков, механизмы ее понимания оказываются изученными недостаточно. С одной стороны, сложность анализа заключается в том, что переход от конкретного содержания изречений подобного типа к их смыслу неалгоритмичен и имеет сходство с инсайтом (аналогично пониманию морали басни). С другой стороны, трудность понимания пословицы заключается в самой специфике построения содержания, своеобразия использования системы образов для выражения смысла.

Основу пословичного фонда образуют метафорические произведения. Пословицы, бытующие в речевой практике в прямом значении немногочисленны. Как обосновывалось выше, они составляют первую выделяемую нами группу пословичных изречений. Для данного типа характерно: отсутствие метафор и других средств художественной выразительности (кроме параллелизма), содержание лишь фактуальной информации; ограничение поля употребления конкретными, очень близкими друг к другу ситуациями. Таковыми являются пословицы:

Дерево славится плодами, а человек - делами; На чужую работу глядя, сыт не будешь; И лес шумит дружней, когда деревьев много.

Пословицы, выделяемые нами во вторую группу, представляют собой изречения, имеющие как прямое, так и переносное значение. Их содержание строится благодаря различным средствам художественной выразительности (метонимии, метафоры и т.п.) и обладает, помимо фактуальной, концептуальной информацией. Образы, используемые в подобных пословицах, содержат в себе обобщение, которое может быть распространено на целый класс социальных отношений или ситуаций. Тем не менее, поле их употребления ограничивается рамками одного обобщенно-переносного значения. Все эти особенности содержания не могут, по нашему мнению, не оказывать влияния на процесс их понимания. В данную группу вошли пословицы типа:

Не разгрызть ореха - не съесть ядра; Семь раз отмерь, один раз отрежь; Не все то золото, что блестит.

Пословицы третьего типа, по сравнению со вторым, обладают более широким полем вариативности употребления за счет использования образов с широкой амплитудой актуализации. Соответственно, уровень содержащегося в них обобщения значительно повышается. Они могут получать смысл в рамках более чем одного обобщенно-переносного значения. Например:

Ворона сове не оборона; Катящийся камень мхом не обрастает; На ершах и щуки давятся.

Конкретный процесс беседы по выявлению уровня понимания пословиц с различной степенью обобщенности содержания носил индивидуальный характер в зависимости от того, в каком направлении мыслил ребенок. Таким образом, мы старались соблюсти требования о том, что “каждый последующий вопрос должен ставиться с учетом той изменяющейся ситуации, которая создается в результате ответа испытуемого на предыдущий вопрос” (Рубинштейн С.Л. 138, с.88).

Показателями понимания пословиц для нас служили:

  1. Количество правильно выделяемых элементов содержания;
  2. Мера правильности установления значимости отдельных элементов, связей и отношений между ними для общего значения произведения;
  3. Адекватность установления причинно-следственных отношений содержания;
  4. Мера конкретности и степень обобщенности выделяемого значения;
  5. Широта переноса выделяемого значения ;


Обновлено 06.02.2017 13:02