Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Sat10212017

Last update10:04:56 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru
Back Социальная Лидерство Теории происхождения лидерства

Теории происхождения лидерства

Лидерство – это процесс, посредством которого один из членов группы (ее лидер) оказывает влияние на других членов группы для достижения определенных целей группы [42, с.428].

Лидером же называют человека, за которым другие члены коллектива признают право брать на себя наиболее ответственные решения, затрагивающие их интересы и определяющие характер группы [33, с.250]. Неотъемлемым свойством лидера является наличие хотя бы одного последователя. Роль лидера заключается в умении повести людей за собой, обеспечить существование таких связей между людьми в системе, которые способствовали бы решению конкретных задач в рамках единой цели. То есть лидер – это элемент упорядочивания системы людей [44, с.268]. 

Тема лидерства является составной частью социальной психологии  с первых дней ее существования, а в 80-х годах XX в. ею заинтересовались и специалисты из смежных областей − индустриальной / организационной психологии и организационного поведения, социологических и экономических дисциплин [42, с.129]. К настоящему времени психологи выделяют несколько основных теоретических подходов в понимании происхождения лидерства. Среди них в первую очередь можно выделить подходы с опорой на личные качества лидера. Это – теория черт, а также поведенческий и ситуационный подходы.

Теория черт, или "харизматическая теория" исходит из исследований английского психолога и антрополога Френсиса Гальтона (1822–1911), пытавшегося объяснить лидерство на основе наследственности, а также из положений немецкой психологии конца XIX – начала XX в. и концентрирует свое внимание на врожденных качествах лидера. Лидером, согласно этой теории, может быть лишь такой человек, который обладает определенным набором личностных качеств или совокупностью определенных психологических черт, харизмой, экстраординарными свойствами и способностями. Различные авторы пытались выделить эти необходимые лидеру черты или характеристики. Так, французский социолог, один из основоположников социальной психологии Габриэль Тард (1843–1904) полагал, что лидерам свойственно сочетание таких качеств, как творческая одаренность и нонконформизм [40, с.74]. С этих же позиций личность лидера (вождя) характеризовал его соотечественник Густав Лебон (1841–1931), отмечая в ней, однако, иную совокупность черт: твердую убежденность ("убежденные участвуют в тех скрытых силах, которые управляют миром"), фанатизм ("фанатики и страдающие галлюцинациями делают историю"), одержимость идеями ("идеи, а следовательно, и те люди, которые их воплощают и распространяют, руководят миром"), слепую веру, "двигающую горы". Ум, интеллект, по Лебону, не являются качествами лидера, так как "мыслитель слишком ясно видит сложность проблем, чтобы он мог иметь когда-либо очень глубокие убеждения, и слишком мало политических целей кажутся ему достойными его усилий". По его мнению, только "фанатики с ограниченным умом, но с энергичным характером и с сильными страстями могут основывать религии, империи и поднимать массы" [25, с.131].

В американской социальной психологии наборы лидерских черт фиксировались особенно тщательно, поскольку они должны были стать основанием для построения систем тестов для отбора лиц – возможных лидеров. В этом направлении были проведены сотни исследований, породивших длинный список выявленных лидерских черт. В 1940 г. К. Бэрд составил список из 79 "лидерских" черт, упоминаемых различными исследователями. Среди них, в частности, были названы инициативность, общительность, чувство юмора, энтузиазм, уверенность, дружелюбие [4, с.151]. Ральф Стогдилл в 1948 г. и Ричард Манн в 1959 г. попытались обобщить и сгруппировать все ранее выявленные лидерские качества. Так, Стогдилл пришел к выводу, что в основном пять качеств характеризуют лидера: 1) ум или интеллектуальные способности; 2) господство или преобладание над другими; 3) уверенность в себе; 4) активность и энергичность; 5) знание дела. [24, с.656]. Позже Р. Стогдилл добавил к ним бдительность, популярность, красноречие Однако все эти особенности до конца не объяснили природу появления лидера. Многие люди, обладающие ими, так и оставались последователями, а не лидерами. В итоге, сравнив между собой более 120 исследований черт лидерства, Р. Стогдилл пришел к выводу об отсутствии серьезных научных данных о закрепленных лидерских особенностях [47, с.270]. Действительно, если посмотреть на разброс этих черт у разных авторов, то ни одна из них не занимала прочного места в перечнях: 65% названных черт были вообще упомянуты лишь однажды, 16–20% – дважды, 4–5% – трижды и лишь 5% черт были названы четыре раза [4, с.151]. Разнобой существовал даже относительно таких черт, как "сила воли" и "ум", что дало основание усомниться вообще в возможности составить более или менее стабильный перечень черт, необходимых лидеру и, тем более, существующих у него. Стало очевидным, что с помощью знаний личностных черт невозможно гарантированно предугадать эффективного лидера, так как ни одна из характеристик личности, так же, как и их совокупность, не являлись решающими. Более того, было выявлено, что различные люди могут обладать одинаковыми "лидерскими" чертами и, вместе с тем, одни из них действительно становятся лидерами, а другие – нет. Таким образом, задача составления перечня лидерских черт оказалась не решаемой, и в середине XX в. на смену ей пришли новые объяснения лидерства, сформулированное в поведенческой и ситуационной теориях.

Разочарование в подходе к лидерству с позиций личных качеств усиливалось примерно в тот же период (середина XX в.), когда в теории управления стала набирать силу бихевиористская школа. Поэтому второй подход к изучению лидерства – поведенческий – сосредоточил свое внимание на поведении руководителя. Поведенческий подход создал основу для классификации стилей руководства или стилей поведения. Это стало серьезным вкладом и полезным инструментом понимания сложностей лидерства [29, с.412]. В качестве наиболее значимого аспекта лидерства теперь рассматривалось влияние, оказываемое руководителем. В итоге были выявлены два основных вида поведения, свойственных различным лидерам: внимательность и заботливость в отношении к членам своей группы и инициативность. Ренсис Ликерт (1967), придя к похожим результатам в исследовании лидерского поведения, первый тип поведения назвал центрированным на работниках, а второй – центрированным на производстве [45, с.459]. Характеризуя оба фактора, Эндрю Хэлпин отмечает, что заботливость является показателем того, в какой мере руководитель, взаимодействуя с членами группы, проявляет дружелюбие, доверительность, вызывающие ответное доверие, теплоту и т.д. Искренняя заботливость свидетельствует о том, что руководитель знает о потребностях каждого члена группы. Внимательный и заботливый лидер поощряет членов группы к тому, чтобы они обращались к нему со своими проблемами, мыслями, чувствами, и всегда готов разделить их. Инициативность руководителя проявляется в том, что он устанавливает деловые отношения с членами группы, так чтобы каждому было понятно, что он должен делать, как взаимодействовать с другими людьми, какие методы работы использовать. Таким образом, инициативность заключается в том, чтобы различными способами побуждать группу к выполнению стоящей перед нею задачи [40, с.75].

Несмотря на то, что поведенческий подход продвинул изучение лидерства, сосредоточив внимание на фактическом поведении руководителя, желающего побудить людей на достижение целей организации, его основной недостаток заключался в тенденции исходить из предположения, что существует какой-то один оптимальный стиль руководства. Однако, обобщая результаты исследований, использовавших данный подход, многие исследователи пришли к выводу, что "не существует одного "оптимального" стиля руководства". Очень вероятно, что эффективность стиля зависит от характера конкретной ситуации, и когда ситуация меняется, меняется и соответствующий стиль" [45, с.460]. Более поздние авторы и ученые бихевиористской школы обычно признают, что необходим ситуационный подход к руководству, так как "оптимальный" стиль лидерства меняется в зависимости от ситуации.

Ситуационная теория лидерства, (Стогдилл Р., Хилтон Т., Голдиер А.) утверждает, что в основном лидерство – это продукт ситуации. В различных ситуациях групповой жизни выделяются отдельные члены группы, которые превосходят других по крайней мере в каком-то одном качестве, но поскольку именно это качество и оказывается необходимым в данной ситуации, человек, им обладающий, становится лидером. Лидер лучше других может актуализировать в конкретной ситуации присущую ему черту (наличие которой в принципе не отрицается и у других лиц). Лидер, по Стогдиллу Р., есть функция определенной ситуации, и человек, "являющийся лидером в одной ситуации не обязательно будет лидером в других ситуациях" [44, с.277]. С этой точки зрения лидерские черты относительны, хотя сторонники ситуационной концепции все же признают необходимость компетентности, целеустремленности, уверенности в своих силах, готовности взять на себя ответственность за решение той или иной задачи. Слабость ситуационной концепции – в недооценке личной активности человека, стремящегося занять место лидера: нет подходящей ситуации, и лидером ему уже не стать. При таком подходе, как отмечает Пиаже Ж., лидер превращается в какого-то "флюгера" [4, с.151]. Чтобы преодолеть очевидную противоречивость в подобных рассуждениях, Хартли Е.предложил четыре "модели", позволяющие дать особую интерпретацию тому факту, почему все-таки определенные люди становятся лидерами и почему не только ситуация определяет их выдвижение: 1) если ты стал лидером в одной ситуации, твои шансы стать таковым в другой ситуации повышаются; 2) если ты проявил себя как лидер, ты приобрел авторитет, который может способствовать назначению тебя на руководящую должность и тем самым закреплению твоего лидерства; 3) восприятие группы стереотипно, и если ты стал лидером в одной ситуации, она воспринимает тебя таковым и в другой; 4) лидером становится тот, кто к этому стремится [44, с.277]. Но, по мнению Андреевой Г. М.[4, с.152], вряд ли можно считать достаточно убедительными рассуждения для преодоления полной относительности черт лидера, как они выступают в ситуационной теории. Тем не менее ситуационная теория оказалась достаточно популярной. Именно на ее основе было проведено много экспериментальных исследований лидерства в школе групповой динамики.

Уточняет, развивает и качественно обогащает ситуационную концепцию теория конституентов (последователей). Она объясняет природу лидерства исходя из принципа "лидера создают последователи". Но в этой теории, как отмечает Столяренко Л. Д. [44, с.277] лидер предстает как бы второстепенным и ничего не определяющим объектом деятельности конституентов. Доверие последователей к лидеру – это признание его достоинств, заслуг и полномочий, признание необходимости, правильности и результативности его действий, т.е. люди находятся во внутреннем согласии и единении с лидером.

Важный теоретический подход в понимании происхождения лидерства представлен в так называемой системной теории лидерства, согласно которой лидерство рассматривается как процесс организации межличностных отношений в группе, а лидер – как субъект управления этим процессом. При таком подходе лидерство интерпретируется как функция группы, и изучать его следует поэтому с точки зрения целей и задач группы, хотя и структура личности лидеров при этом не должна сбрасываться со счетов. Учитываются и другие переменные, относящиеся к жизни группы, например длительность ее существования. В 50-е годы Р. Бейлзу и Ф. Слейтору удалось выделить две фундаментальные лидерские роли: роль делового, инструментального лидера и роль экспрессивного, социально-эмоционального лидера, а сам факт их наличия получил название феномена ролевой дифференциации лидерства. Было показано, что эти роли связаны с разными аспектами группового функционирования: роль инструментального лидера включает действия, направленные преимущественно на решение поставленной перед группой задачи, а роль эмоционального лидера предполагает действия, относящиеся в основном к сфере внутренней интеграции группы [23, с.270]. В соответствии с этим, рамках системной теории делается акцент на том, что, поскольку лидерство – функция группы, одновременно могут быть лидеры двух типов: 1) инструментальный (деловой), нацеленный на задачу и обеспечивающий группе успех, достижение; 2) эмоциональный (экспрессивный), нацеленный на интеграцию межличностных отношений и обеспечивающий в группе "равенство", благоприятную атмосферу. Каждый из этих лидеров обладает преимущественной ориентацией: в первом случае – на "дело", во втором случае – на членов группы. В разных ситуациях групповой жизни один из этих типов лидеров может быть востребован больше. В этом смысле системная теория имеет ряд преимуществ. Они очевидны, когда речь заходит не просто о лидерстве, а о руководстве: особенно популярной является так называемая вероятностная модель эффективности руководства, предложенная Фидлером Ф.[4, с.152]. В ней различаются: руководитель, ориентированный на задачу, и руководитель, ориентированный на межличностные отношения.

В качестве основы изучения проблемы лидерства в разрабатывавшихся отечественных теориях различных областей психологии был взят деятельностный подход, предложенный Басовым М.Я., Рубинштейном С.Л., Леонтьевым А.Н.. Главным достижением деятельностного подхода является то, что в его рамках сформировалось продуктивное направление – психология действия. Изучению подверглись сенсорные, перцептивные, предметные, исполнительские, мнемические, умственные, аффективные и др. действия, а также их структурные компоненты: мотивы, цели, задачи, способы выполнения и условия осуществления [11, с.123]. Деятельностный подход – методологическое направление исследований, в основу которого положена категория предметной деятельности. Согласно теории деятельности, психологически полная структура деятельности всегда включает мотивационно–ориентировочное, исполнительное и контрольно-оценочное звено [11, с.125]. Полноценное осуществление деятельности предполагает реализацию всех компонентов ее структуры.

Принципы деятельностного подхода находят свое отражение при анализе содержания компонентов психологической структуры лидерства и являются методологической основой исследования лидерской деятельности. Применение деятельностного подхода к трактовке сущности лидерства обосновано рядом положений:

– специфически человеческое взаимодействие всегда совершается вместе с другими людьми, поэтому вся человеческая деятельность пропитана социальностью. Исходя из теоретических представлений, лидерство рассматривается как групповое явление: лидер немыслим в одиночку, он всегда дан как элемент групповой структуры, а лидерство есть система в этой структуре;

– лидерство можно представить как особый вид деятельности, рассматривая три основных звена его структуры: мотивационно-ориентировочное, исполнительное и контрольно-оценочное;

– развитие лидерской деятельности целесообразно строить с точки зрения теории деятельности, поскольку без знания структуры деятельности невозможно построение концептуальных моделей управления её становлением и развитием [35, с.8].

По мнению Р.Л. Кричевского, в исследовании лидерства необходим "подход, берущий за основу понимание социальной группы как функциональной единицы, включенной в широкую систему общественных отношений" [23, с.274]. Феномен лидерства в малых группах рассматривается отечественными психологами в контексте совместной групповой деятельности, т.е. во главу угла ставятся не просто "ситуации", а конкретные задачи групповой деятельности, в которых определенные члены группы могут продемонстрировать свою способность организовать группу для решения этих задач. Отличие лидера от других членов группы проявляется при этом не в наличии у него особых черт, а в наличии более высокого уровня влияния. В этом контексте Уманским Л.И. и его сотрудниками описаны: лидер-организатор, осуществляющий функцию групповой интеграции; лидер-инициатор, задающий тон в решении групповых проблем; лидер-генератор эмоционального настроя (аналог роли эмоционального лидера); лидер-эрудит (одна из ролей интеллектуального лидера); лидер эмоционального притяжения (соответствует "социометрической звезде"); лидер-мастер, умелец (т.е. специалист в каком-то виде деятельности) [23, с.270]. Наиболее известной является разработанная Кричевским Р.Л. концепция ценностного обмена как механизма выдвижения лидера: лидером рассматривается тот, в ком в наиболее полном виде представлены такие качества, которые особенно значимы для групповой деятельности, т.е. являющиеся для группы ценностями. Таким образом, в лидерскую позицию в ходе взаимодействия выдвигается такой член группы, который как бы идентифицируется с наиболее полным набором групповых ценностей. Именно поэтому, делают вывод Кричевский Р.Л. и Рыжак М.М. (1985), он и обладает наибольшим влиянием [4, с.153].

Для понимания комплексного феномена лидерства, как отмечают Чередниченко И.П. и Тельных Н.В.[47, с.261] необходим учет различных типов переменных, которые в совокупности определяют природу лидерства в каждый конкретный момент времени. Такими переменными являются: 1) личность лидера, его происхождение, процесс социализации и способы выдвижения; 2) характеристики последователей; 3) отношения между лидером и последователями; 4) контекст, в котором лидерство имеет место; 5) результат взаимодействия между лидером и последователями в определенных ситуациях. В свою очередь, Столяренко Л.Д. [44, с.278] считает, что в попытках определить лидерство как целостное явление необходимо рассматривать четыре главных момента: 1) мотивация и качества лидера; 2) задачи лидера; 3) последователи лидера; 4) механизм взаимодействия лидера и его последователей.

Следует подчеркнуть, что лидерство, с одной стороны, – наиболее изученный, а с другой стороны, – наименее понятный конструкт в социальной психологии (Гриффин В., 1987) [3, с.90]. Быстрый рост эмпирических исследований лидерства, как отмечает Алыфанов С.А. [3, с.91], происходил на фоне отсутствия солидного теоретического обеспечения, в условиях, когда даже само понятие "лидерство" не было соответствующим образом теоретически интерпретировано, что привело к парадоксальной ситуации, когда возникло "столько же определений лидерства, сколько существует людей, пытающихся определить это понятие". По этой причине ряд видных теоретиков лидерства (Пфеффер Дж., Кармел Б.) заявили о наличии кризисной ситуации в области психологических исследований лидерства и обратились к самому понятию. Пфеффер Дж. доказывает, что в понятии "лидерство" слишком много концептуальной нелепости, многозначности, что оно не было должным образом определено и отделено от таких понятий, как "авторитет" и "социальная власть". Б. Кармел считает, что дихотомическое определение лидерства как "ориентации на людей – на задачу", лежащее в основе практически всех традиционных исследований этого феномена, является основным тормозом прогресса в этой области. По мнению Алыфанова С.А., выход из создавшегося положения, к которому пытаются прийти исследователи, заключается в стремлении, во-первых, разграничить понятия "лидерство" и "руководство", "лидерство" и "власть" и, во-вторых, расширить и углубить теоретическую платформу изучения лидерства за счет экспансии в эту область понятий и концептуальных схем из более глобальных теоретических подходов, прежде всего из теории атрибуции, транзактного подхода, когнитивных теорий, теории систем, психоаналитической ориентации. [3, с.92].

Итак, на сегодняшний день нет единой теории или подхода, который объединял бы все исследования и отражал бы общее видение теоретиками и практиками феномена лидерства и фигуры лидера. Наиболее известными теоретическими подходами в понимании происхождения лидерства являются: теория черт, поведенческий подход, деятельностный подход, ситуационная и системная теории лидерства. Каждый из них объясняет какую-то одну часть проблемы, но не затрагивают самой ее сути, не дает целостности. Ни один из теоретических подходов не был до конца принят и подвергался критике, однако результаты всех так или иначе использовались и используются в практике.

См. Взаимосвязь лидерских качеств и характеристик эмоционального интеллекта (Дипломная работа)