Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Sun10222017

Last update10:04:56 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru

Тип личности 'Милый слабый'

Словами «не везет в любви» описывают людей, всегда занимающих зависимое положение во взаимоотношениях. Это «хронические слабые». Они неизменно находят себе партнеров, которые их либо бросают, либо плохо с ними обращаются. Вероятно, не стоит списывать со счетов элемент невезения, но намного более серьезный фактор данного явления — дисбаланс личности.

У настоящих «слабых» недостаточно развиты навыки разделения (независимости) и контроля (лидерства). Их энергия направлена на то, чтобы соединяться с другими людьми и уступать им. конечно, здесь есть много разнообразных нюансов, и мы их сейчас рассмотрим.

«Милый слабый»

«Милый слабый» — дружелюбный, щедрый, внимательный и сверхъестественно добродушный человек. Он не из тех, кто таит в себе злобу; он готов сотрудничать и уступать; он ладит практически со всеми и очень огорчается, когда узнает, что кому-то не понравился. Еще он избегает негативных эмоций, например жестоких фильмов и слухов, предпочитая приятные и поднимающие настроение занятия типа чтения любовных романов и выпечки пирожных.

Самое большое удовольствие для «милого слабого» — оказывать кому- нибудь услуги. Он охотнее тратит деньги на других, чем на себя. Его самое большое желание — быть хорошим человеком и помогать людям. В списке его приоритетов карьерный рост далеко не на первом месте. Друзья считают его «самым славным человеком, какого только можно встретить».

Отдавать слишком много

Именно такой случай был в моей практике. Джинни — дружелюбная, по-матерински заботливая женщина сорока пяти лет. Ее муж Фрэнк служил следователем в полиции. Поженившись вскоре после того, как им исполнилось по 20 лет, они никогда не отклонялись от традиционных гендерных ролей. Фрэнк почти всегда был на работе и значительную часть свободного времени проводил «с ребятами». Со временем Джинни убедилась, что у Фрэнка бывают романы на стороне, но вместо того, чтобы откровенно поговорить с ним об этом, она направила всю свою энергию на воспитание четверых детей и создание уютного дома, который, как ей хотелось думать, был для Фрэнка тихой гаванью.

Джинни любили все. Она всегда была под рукой, когда требовалось организовать школьное мероприятие или благотворительный обед в церкви. Она стала прекрасным поваром, поскольку, по ее словам, «это доставляет людям большое удовольствие». Что касается детей, ей казалось, что она…

…возможно, чересчур снисходительна. Я очень люблю своих детей, и мне всегда больно, когда они несчастны. Наверное, я представляла, что им предстоит сталкиваться с неприятностями много раз в жизни, поэтому старалась сделать все, что в моих силах, чтобы подарить им любовь и понимание. А поскольку Фрэнк редко бывал дома, мне хотелось восполнить этот недостаток внимания.

Самой главной болью в ее жизни были, конечно, бесконечные увлечения Фрэнка. Сначала она пыталась закрывать на них глаза, придумывала мужу оправдания, веря, что ему периодически надо снимать накапливающееся напряжение от опасной работы. С годами Фрэнк перестал скрывать измены, но тем не менее каждый раз, когда он возвращался после выходных, проведенных за городом в «расследовании преступления», Джинни с волнением встречала его и терпела все капризы. Она молилась, чтобы ее несокрушимая любовь и преданность заставили мужа одуматься и все наладилось.

Однажды их сын-подросток снял телефонную трубку, чтобы позвонить, и услышал, как отец договаривается о свидании. Мальчик разоблачил Фрэнка прямо за обеденным столом, и Джинни поняла, что придется действовать. Она обратилась за помощью к психотерапевту.

Детство «милого слабого»

Как правило, в детстве «милых слабых» любят и поддерживают. Так было и в случае Джинни. Проблема заключалась лишь в том, что ради этой любви и одобрения ей приходилось изображать ангелочка.

Старший брат и отец всегда ссорились, и я не могла понять из-за чего. Папа был очень добр ко мне, и мы с ним замечательно ладили. Мне казалось, что брат нарочно хочет все испортить, и я говорила ему, что, если он перестанет, все будет хорошо.

Во время сеанса психотерапии мы с Джинни пришли к выводу, что она очень пугалась скандалов между отцом и братом. Ее любовь к отцу была тонкой «оберткой», под которой скрывался неутихающий страх перед ним. Она очень рано поняла, что милое поведение, готовность помочь и постоянная уступчивость, как щит, прикрывали ее от отцовского гнева. По мере того как эти качества укоренялись, таял другой навык межличностного взаимодействия — способность отстаивать свои идеи и мнения, защищаться, быть независимой и уверенной в себе.

Часто в одной и той же семье вырастают и «черные овцы» (брат Джинни), и «милые ангелочки» (сама Джинни). Когда детей заставляют подчиняться жестким родительским требованиям, «черные овцы» жертвуют соединением (любовью) ради разделения (автономности). «Ангелы» же склонны к разделению ради соединения. Девочки чаще, чем мальчики, занимают позицию «милых слабых», поскольку их поддерживают «кнут и пряник» прессинга гендерной роли.

Любовь и «милый слабый»

«Милые слабые» часто с трудом находят партнера для романтических взаимоотношений. Принятый ими стиль межличностного общения, помогавший сохранить связь с родителями в детстве, как будто отталкивает потенциальных романтических кандидатов. Вот как это проявилось у Джинни.

В школе ко мне постоянно приходили поделиться любовными проблемами — и мальчики, и девочки. При этом в старших классах у меня самой не было ни любовных проблем, ни парней. По словам подруг, ребята считали меня слишком «чистой» для них.

Окутанная вуалью застенчивости и готовности помочь, Джинни почти превратилась в существо среднего рода. Она не восхищала, не волновала, не интересовала противоположный пол. «Милая слабая» легко приобретает популярность у друзей, потому что очень много отдает. Это в равной степени относится и к ее мужскому собрату — «милому слабому» парню. Ради друзей он готов на все и в результате часто только ими и занят. Такие «слабые» представители обоих полов попадают в одну и ту же ловушку: стремление угодить и нравиться всем ослабляет интенсивность чувств, совершенно необходимую «химии» любви. Они лишаются притягательной автономности. После одного-двух свиданий «милые слабые» начинают бояться слов: «Знаешь, я люблю тебя как друга, но.»

Когда «милые слабые» наконец пробуждают в ком-то романтический интерес к себе, зачастую этот кто-то сам «сидит на мели» и нуждается в поддержке — психологической, физической или той и другой одновременно. Именно так Джинни познакомилась с Фрэнком. Он выздоравливал после аварии на мотоцикле, а она была его физиотерапевтом. Они поженились через три месяца после знакомства, и во время беременности Джинни оставила работу.

Поначалу Джинни была в восторге и от самого Фрэнка, и от замужества. Но поскольку их эмоциональные вклады были неодинаковыми, спустя короткое время Фрэнк, полностью выздоровел и начал посматривать на сторону. Многие «милые слабые» согласятся с Джинни:

…я почти чувствовала, что, выполнив свое предназначение, должна теперь быть просто хорошей женой и не ожидать слишком многого. Знаю, что ему нравилось, когда я все делала ради него. Мне хотелось стараться для него. Но когда взамен почти ничего не получаешь, начинаешь задумываться, что же с тобой не так.

Когда все милое не доставляет удовольствия партнеру (как это было в детстве с родителями), «милый слабый» теряется — ведь это его основная стратегия решения проблем. Но милая уступчивость нивелирует его попытки понравиться, потому что включает движущие силы ловушки страсти. Если «милый слабый» старается простить и забыть неверность «сильного», это не только не помогает решить проблему, но и позволяет партнеру обманывать дальше.

Рецепт гармонии

Если вы относите себя к категории «милых слабых», то, вероятно, согласны с их подсознательным девизом межличностного взаимодействия: «Пожалуйста, любите меня».

Я предложил Джинни переписать его следующим образом. «Люди не обязаны все время любить меня». Почаще напоминайте себе о своем новом девизе, особенно когда чувствуете тревожное волнение, и это поможет восстановить скрытые «сильные» элементы вашей личности. У вас появилась новая цель — стать твердым и настойчивым, когда того требует обстановка, а не продолжать оставаться автоматически милым и уступчивым.

Я призываю вас заняться воспитанием в себе навыков настойчивости и самоограничения. Сейчас вы можете даже не понимать, что кто-то переступает ваши границы и использует вас. Определить подобные ситуации вам поможет близкий друг или психотерапевт. Вероятно, проводить черту надо намного чаще, чем вы думаете.

Жизненно важно, чтобы «милый слабый» принимал свой гнев как нормальное проявление чувств. Возможно, больше всего его пугает именно выражение этой эмоции. Научившись замечать, что кто-то нарушает ваши границы, позвольте себе испытывать и выражать гнев.

Используйте общение без обвинений: оно поможет вам выражать свой гнев эффективно и справляться с ответной реакцией партнера. Готовьтесь к очень экспрессивному ответу: он ведь не привык, что вы ему перечите.

Чтобы приобрести эти навыки, понадобится время и терпение. Не ожидайте быстрых и безболезненных результатов, но награда будет большой. Отточив навыки межличностного взаимодействия, вы обнаружите, что ваши сильные стороны — дружелюбие и готовность помочь — станут работать на вас лучше. Стоящие за старыми привычками новые сильные качества не позволят вам автоматически занимать позицию «слабого», который на все смотрит сквозь пальцы.

Несмотря ни на что Джинни по-прежнему любила Фрэнка и не была готова уйти от него и разрушить семью. Тем не менее во время наших сеансов она обрела смелость для того, чтобы начать ставить мужа в определенные рамки. Перед каждым следующим шагом она репетировала со мной конкретные фразы, которые собиралась сказать ему. Успешно

разобравшись с небольшими вопросами и поборов свой страх перед конфронтацией, Джинни приступила к более серьезным темам. Она поделилась с Фрэнком своими болью и гневом, вызванными его изменами, и, набравшись смелости, прямо заявила ему, что выгонит его на улицу, если он не остановится. Фрэнк не нашел что ответить. По словам Джинни, он был потрясен, но после разговора стал относиться к ней с большим уважением.

После шести месяцев психотерапии и начала использования метода разумной дистанции (Джинни прошла дополнительный учебный курс физиотерапии и нашла работу на неполную ставку) у нее восстановились такие грани ее личности, о существовании которых она даже не подозревала. Перемена была очень заметна. когда-то робкая и постоянно извиняющаяся, Джинни теперь стала уверенной, энергичной и привлекательной. В ее браке оставались проблемы, но ей удалось заставить Фрэнка присоединиться к нашим сеансам.

См. в Библиотеке: Дин Делис. Парадокс страсти.

Обновлено 02.03.2016 13:08