Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Sun08202017

Last update04:01:48 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru
Back Общая Внимание Виды внимания (Лурия)

Виды внимания (Лурия)

Лурия Александр Романович
В психологии различают два основных вида внимания — непроизвольное и произ­вольное. О непроизвольном внимании говорят в тех случаях, когда внимание человека непосредственно привлекается либо сильным, либо новым, либо интересным (со­ответствующим потребности) раздражителем. Именно с таким видом внимания мы имеем дело, когда помимо желания поворачиваем голову, если в комнате внезапно раздается стук, настораживаемся, когда слышим непонятные шумы или когда наше внимание привлекается каким-либо новым, неожиданным изменением обста­новки.

Механизмы непроизвольного внимания у нас с животными общие. Мы уже говори­ли во вводной части главы о факторах этого вида внимания и о его нейрофизиологических основах, когда разбирали механизмы ориентировочного рефлекса.

Легко видеть, что этот вид внимания имеет место уже у маленького ребенка, и сле­дует лишь отметить, что на первых этапах оно носит неустойчивый и относительно узкий по объему характер (ребенок раннего и дошкольного возраста очень быстро те­ряет внимание к возникшему новому раздражителю, ориентировочный рефлекс у не­го быстро угасает или тормозится появлением любого другого раздражителя), объем его внимания относительно узок, и он не может распределить свое внимание между несколькими раздражителями, возвращаясь к предшествующему и не упуская из поля своего внимания предыдущий.

Произвольное внимание свойственно лишь человеку. Оно долгое время остава­лось загадкой для психологии, и на нем следует остановиться особо.

Основной факт, указывающий на наличие у человека особого типа внимания, не свойственного животным, состоит в том, что человек произвольно может сосре­доточивать свое внимание то на одном, то на другом объекте, даже в тех случаях, когда в окружающей его обстановке ничего не меняется.

Наиболее известный пример произвольного внимания был дан французским психо­логом Рево д'Аллонном, он стал основой для его идеалистической философии.

Если мы предложим человеку внимательно разглядывать шахматную доску, клетки которой сохраняют неизменный характер, то он соответственно нашей или собствен­ной инструкции легко сможет выделить в этом однородном фоне самые разнообраз­ные фигуры. В однородном и неменяющемся поле оказывается скрыто много разно­образных структур, и человек по своему желанию может выделить любые новые структуры из этого неизменного поля. Иногда эта возможность произвольно выде­лять нужную структуру из поля появляется еще отчетливее, и соответственно своему желанию человек может выделять менее четкую структуру из более четких, пре­одолевая те законы структурного восприятия, которые мы описали выше.

Таким образом, становится ясно, что человек может выходить за пределы есте­ственных законов восприятия, не подчиняясь действию однородного фона или сильных перцепторных структур, а выделяя нужные ему структуры и меняя их по своему желанию.

Все эти факты дали Рево д'Аллонну основание для обоснования идеалистиче­ского представления о психических процессах человека, указывая, что если пове­дение животного подчиняется прямому воздействию среды, то поведение челове­ка располагает возможностью произвольно распознавать любые схемы и подчи­нять свое поведение этой свободной «схематизации», которую он считал основным свойством человеческого духа.

Аналогичные явления можно было наблюдать и в организации движений чело­века: достаточно человеку решить, что он поднимет руку, чтобы его рука как бы автоматически поднялась; это явление известный психолог У. Джемс обозначил латинским термином «fiat!» (Да будет!), видя в нем самое простое доказательство существования свободной воли, которая не подчинялась законам природы, но сама определяла поведение человека.

Дальнейшие наблюдения показали, что даже простая мысль о предстоящем движении руки вызывает в ней отчетливое напряжение, которое можно зарегист­рировать в изменении электромиограммы руки. Эти явления получили в психоло­гии название «идеомоторных актов» и нередко приводились как иллюстрации вли­яний представления на движение.

Наконец, такие же явления произвольного внимания можно наблюдать и в ин­теллектуальной деятельности, когда человек сам ставит перед собой соответству­ющую задачу и эта задача определяет дальнейшее избирательное течение его ассо­циаций.

Вот почему факты произвольного внимания относились в классических руко­водствах по психологии к разделу «Воля» и использовались для иллюстрации по­ложения психики о том, что человек не подчиняется объективным законам приро­ды, но зависит от влияний, исходящих из свободного духа.

Легко видеть, что все эти наблюдения описывали реально существующие фак­ты, но объяснение этих фактов в рамках традиционной естественнонаучной пси­хологии оказывалось невозможным, и именно это широко раскрывало двери для ненаучных идеалистических гипотез о влиянии «свободной воли» на протекание психических процессов человека.

Тупик, в который пришли попытки объяснить явления произвольного внима­ния в классической естественнонаучной психологии, можно преодолеть, если из­менить традиционные представления о сознательных процессах, перестать рас­сматривать их как первичные, всегда существующие особенности духовной жизни и рассматривать их как продукт сложного общественно-исторического развития. Только сделав этот шаг и рассмотрев вопрос о генезе произвольного внимания, можно увидеть подлинные корни и подойти к его научному объяснению.

Как мы уже указали выше (ч. I, гл. III), ребенок живет в окружении взрослых и развивается в процессе живого общения с ними.

Это общение, осуществляемое с помощью речи, действий и жестов взрослого, существенно влияет на организацию его психических процессов.

Ребенок раннего возраста рассматривает окружающую его привычную обстановку, и его взор блуждает по окружающим предметам, не останавливаясь ни на одном из них и не выделяя того или иного предмета из остальных. Мать говорит ребенку: «Это чашка!» и указывает на нее пальцем. Слово и указательный жест матери сразу же вы­деляют этот предмет из остальных, и ребенок фиксирует взглядом указанную чашку и тянется к ней рукой. В этом случае внимание ребенка продолжает носить непроиз­вольный внешне детерминированный характер, с той только разницей, что к есте­ственным факторам внешней среды присоединяются факторы общественной орга­низации его поведения, управление вниманием ребенка посредством указательного жеста и слова. В этом случае организация внимания разделена между двумя людьми: мать направляет внимание, ребенок подчиняется ее указательному жесту и слову.

Однако это является лишь первым этапом формирования произвольного вни­мания: внешним по источнику и социальным по природе. В процессе своего даль­нейшего развития ребенок овладевает речью и оказывается в состоянии самосто­ятельно указывать на предметы и называть их. Развитие речи ребенка вносит ко­ренную перестройку в управление его вниманием. Сейчас он уже оказывается в состоянии самостоятельно перемещать свое внимание, указывая на тот или иной предмет жестом или называя его соответствующим словом. Организация внима­ния, которая раньше была разделена между двумя людьми, матерью и ребенком, становится теперь новой формой внутренней организации внимания, социальной по своему происхождению, но внутренне опосредованной по своей структуре. Этот этап и следует считать этапом рождения новой формы произвольного внимания, которое оказывается не изначально присущей человеку формой проявления «сво­бодного духа», а продуктом сложного социально-исторического развития.

На дальнейших этапах речь ребенка развивается: создаются все более сложные и подвижные внутренние речевые (интеллектуальные) структуры и внимание че­ловека приобретает новые черты, становится управляемым внутренними интел­лектуальными схемами, которые сами являются продуктом сложного социально­го формирования психических процессов. Все это показывает:

  • что произвольное внимание человека с его подвижным и независимым от непосредственных внешних воздействий характером действительно суще­ствует;
  • имеет объяснимый детерминированный характер, является социальным по происхождению и опосредованным внутренними речевыми процессами по своему строению.

По мере дальнейшего развития внутренние речевые и интеллектуальные про­цессы ребенка становятся настолько сложными и автоматизированными, что пе­ревод внимания с одного объекта на другой перестает требовать специальных усилий и приобретает характер той легкости и, казалось бы, «непроизвольности», ко­торую ощущаем все мы, когда в нашем мышлении легко переходим с одного объек­та на другой или когда оказываемся в состоянии длительно сохранять напряжен­ное внимание по отношению к интересующей нас деятельности.

Мы еще рассмотрим механизмы высших видов внимания, после того как осве­тим вопросы формирования сложных интеллектуальных процессов.

Лурия А. Р. Лекции по общей психологии. - СПб.: Питер, 2004. - 320 с. С. 181-184.

Обновлено 24.04.2011 15:56