Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Wed04262017

Last update10:53:41 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru
Back Общая Память Индивидуальные различия памяти людей (Немов Р.С.)

Индивидуальные различия памяти людей (Немов Р.С.)

Индивидуальные различия памяти людей

Краткое содержание: Индивидуальные особенности па­мяти, их качественные и количественные характеристики. Различия в объеме кратковременной памяти. Зрительная и эйдетическая память (пример из рабо­ты А. Р. Лурия

— память Ш.). Связь эйдетической памяти с воображением, ее значение для художественно-творческой деятельности. Слуховая память и сфе­ра ее профессионального использования. Логическая память. Нарушения па­мяти при различных заболеваниях. Связь этих нарушений с общими изменени­ями личности больного. Эффект Зейгарник и его психологическое объяснение.

 

Память у людей различается по многим параметрам: скоро­сти, прочности, длительности, точности и объему запомина­ния. Все это количественные характеристики памяти. Но суще­ствуют и качественные различия. Они касаются как доминирования отдельных видов памяти — зрительной, слуховой, эмо­циональной, двигательной и других, так и их функционирова­ния. В соответствии с тем, какие сенсорные области доминируют, выделяют следующие индивидуальные типы памяти: зрительную, слуховую, двигательную, эмоциональную и разнообразные их со­четания. Один человек для того, чтобы лучше запомнить мате­риал, обязательно должен его прочесть, так как при запомина­нии и воспроизведении ему легче всего опираться на зрительные образы. У другого преобладают слуховое восприятие и акусти­ческие образы, ему лучше один раз услышать, чем несколько раз увидеть. Третий легче всего запоминает и воспроизводит движения, и ему можно рекомендовать записывать материал или сопровождать его запоминание какими-либо движениями.

«Чистые» виды памяти в смысле безусловного доминирова­ния одного из перечисленных крайне редки. Чаще всего на прак­тике мы сталкиваемся с различными сочетаниями зрительной, слуховой и двигательной памяти. Типичными их смешениями являются зрительно-двигательная, зрительно-слуховая и двигательно-слуховая память. Однако у большинства людей все же доми­нирующей выступает зрительная память.

Есть уникальные случаи такой памяти, описанные в литера­туре. Один из них нам представил А.Р. Лурия1. Он подробно изучил и описал память человека по фамилии Ш., который мог быстро, прочно и надолго запоминать зрительную информа­цию. Объем его памяти так и не удалось экспериментально ус­тановить. «Ему, — писал А.Р.Лурия, — было безразлично, предъ­являлись ли ему осмысленные слова, бессмысленные слоги, чис­ла или звуки, давались ли они в устной или письменной форме; ему нужно было лишь, чтобы один элемент предлагаемого ряда был отделен от другого паузой в 2—3 секунды»2. Это время, вероятно, и есть то, которое данному человеку требовалось для осуществления указанного перевода и необходимого отдыха. У обычных людей это время и прилагаемые для этого усилия гораздо больше.

Как выяснилось в дальнейшем, механизм памяти Ш. был основан на эйдетическом зрении, которое у него было особенно хорошо развито. После однократного зрительного восприятия материала и его небольшой умственной обработки (в основном образной) Ш. как бы продолжал его «видеть» в отсутствие са-

----

1 См.: Лурия А. Р. Маленькая книжка о большой памяти // Хрестоматия по общей психологии: Психология памяти. — М., 1979.

2 Там же.

мого данного материала в поле зрения. Он был способен вос­становить в деталях соответствующий зрительный образ спустя много времени, даже через несколько лет (некоторые опыты с ним были повторены через 15—16 лет после того, как он впер­вые увидел материал и больше к нему в течение этого времени не возвращался; тем не менее он вспомнил его).

Эйдетическая память, особенно сильно развитая у Ш., не такое уж редкое явление. В детстве она имеется у всех людей, а у взрослых постепенно исчезает. Данный тип памяти упражня­ем, бывает неплохо развит у художников и, по-видимому, явля­ется одним из задатков к развитию соответствующих способно­стей. Сферой профессионального применения такой памяти мо­гут стать музыка, те виды деятельности, в которых особые тре­бования предъявляются к зрительно точному запоминанию и воспроизведению увиденного.

Наибольшего развития у человека обычно достигают те виды памяти, которые чаще всего используются. Большой отпечаток на этот процесс накладывает профессиональная деятельность. Например, у ученых отмечается очень хорошая смысловая и логическая память, но сравнительно слабая механическая па­мять. У актеров и врачей хорошо развита память на лица.

Процессы памяти тесным образом связаны с особенностями личности человека, его эмоциональным настроем, интересами и потребностями. Они определяют то, что и как человек запо­минает, хранит и припоминает. Запоминание также зависит от отношения личности к запоминаемому материалу. Отношение определяет избирательный характер памяти. Мы обычно запо­минаем то, что для нас интересно и эмоционально значимо. «Не подлежит сомнению, — писал С Л. Рубинштейн, — что в запоминании более или менее значительную роль играют мо­менты»1. Эмоционально насыщенное будет лучше запоминать­ся, чем эмоционально нейтральное.

Существенную роль в памяти помимо эмоционального ха­рактера впечатления может играть общее состояние личности в момент получения этого впечатления, а также ее физическое состояние в целом. То, что память теснейшим образом связана с физическим состоянием, доказывают случаи болезненного на­рушения памяти.

––

1 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. — Т. I. — М., 1989. — С. 318.

Практически во всех таких случаях (они на­зываются амнезиями и представляют собой кратковременные или длительные потери различных видов памяти) происходят характерные расстройства памяти, которые в своих особенно­стях отражают расстройства личности больного. Известный ис­следователь расстройств памяти Т. Рибо писал по этому поводу, что наше более или менее постоянное представление о себе в каждый данный момент времени поддерживается памятью, пи­тается ею, и стоит памяти прийти в состояние расстройства, как тотчас же меняется представление человека о самом себе. Продолжим эту мысль: вероятно, и каждодневные изменения нашего поведения связаны с тем, что в какой-то момент време­ни мы что-то помним и что-то забываем о себе. Существуют, по-видимому, не очень заметные, но похожие на болезненные расстройства нормальной человеческой памяти, которые мы не замечаем так же, как и акцентуации характера. В жизни неред­ко проявляются те же расстройства памяти, которые в крайне выраженной форме наблюдаются у больных, поэтому важно иметь представление о типичных таких нарушениях.

По динамике протекания мнемических процессов амнезии де­лятся на ретроградную, антероградную, ретардированную.

Ретрог­радная амнезия представляет собой забывание прошлых событий; антероградная невозможность запоминания на будущее; ретардированная амнезия вид изменения памяти, связанный с сохранением в памяти событий, пережитых во время болезни, и последующим их забыванием. Еще один вид амнезий — прогрес­сивная проявляется в постепенном ухудшении памяти вплоть до ее полной потери. При этом вначале утрачивается то, что не­устойчиво в памяти, а затем и более прочные воспоминания.

Основатель психоанализа З.Фрейд уделил большое внима­ние анализу механизмов забывания, которые случаются в по­вседневной жизни. Он писал о том, что один из таких весьма распространенных механизмов состоит в «нарушении хода мысли силой внутреннего протеста, исходящего из чего-то вытеснен­ного»1. Он утверждал, что во многих случаях забывания в его основе лежит мотив нежелания помнить. С таким утверждени­ем можно спорить, но вряд ли следует отрицать, что в жизни такой механизм забывания не работает.

Примерами мотивированного забывания, по З.Фрейду, яв­ляются случаи, когда человек непроизвольно теряет, заклады­вает куда-либо вещи, связанные с тем, что он хочет забыть, и забывает об этих вещах, чтобы они не напоминали ему о психо­логически неприятных обстоятельствах.

----

1 Фрейд З. Забывание иностранных слов // Хрестоматия по общей психоло­гии: Психология памяти. — М., 1979.

Склонность к забыванию неприятного действительно широ­ко распространена в жизни. Особенно часто такое мотивиро­ванное забывание неприятных намерений и обещаний прояв­ляется в тех случаях, когда они связаны с воспоминаниями, порождающими отрицательные эмоциональные переживания.

Много интересных фактов, касающихся памяти человека, бы­ло установлено в исследованиях, авторы которых руководство­вались гештальттеорией памяти. Один из них был открыт Б.В. Зейгарник и получил название эффект Зейгарник. Он со­стоит в следующем. Если людям предложить серию заданий и одни из них позволить довести до конца, а Другие прервать незавершенными, то оказывается, что впоследствии испытуе­мые почти в два раза чаще вспоминают незавершенные зада­ния, чем завершенные к моменту прерывания. Объясняется данное явление так. При получении задания у испытуемого по­является потребность выполнить его, которая усиливается в про­цессе выполнения задания (такую потребность научный руко­водитель эксперимента Зейгарник К. Левин называл квазипот­ребностью). Эта потребность полностью реализует себя, когда задание выполнено, и остается неудовлетворенной, если оно не доведено до конца. В силу связи между мотивацией и па­мятью первая влияет на избирательность памяти, сохраняя в ней следы незавершенных заданий.

Проведя соответствующие эксперименты, Б.В.Зейгарник от­метила еще один интересный факт: «Преобладание незавершен­ных заданий выражается не только в числе удержанных заданий, но также в той последовательности, в которой испытуемый на­зывает задания при опросе. В первую очередь испытуемые пе­речисляют незавершенные задания»1. Из этого замечания можно сделать следующий вывод: человек непроизвольно удерживает в своей памяти и в первую очередь (тоже непроизвольно) восп­роизводит то, что отвечает его наиболее актуальным, но не впол­не еще удовлетворенным потребностям.

-----------

1 Зейгарник Б.В. Воспроизведение незавершенных и завершенных действий // Хрестоматия по общей психологии: Психология памяти. — М., 1979.

Литература

Асмолов А.Г. Принципы организации памяти человека. Сис-темно-деятельностный подход к изучению познавательных про­цессов: Учебно-методическое пособие. — М., 1985. (Память: 31-103.)

Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения. — М., 1980. (Узнавание: 293-361.)

Веккер Л.М. Психические процессы. — Т. 3. — Л., 1981. (Па­мять как универсальный интегратор психики: 206—262.)

Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. — М., 198,2. (Функциональная структура памяти: 66—113.)

Восприятие. Механизмы и модели. — М., 1974. (Информация и память: 28—36.)

Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. — Т. 2. — М., 1982. (Память и ее развитие в детском возрасте: 381—395.)

Выготский Л.С. Собрание сочинений: В 6 т. — Т. 3. — М., 1983. (Развитие мнемических и мнемотехнических функций: 239—254.)

Громова Е.А. Эмоциональная память и ее механизмы. — М., 1980. (Связь памяти и эмоций: 70—90.)

Дудкин К.Н. Зрительное восприятие и память. Информаци­онные процессы и нейронные механизмы. — Л., 1985. (Систе­ма зрительной памяти: 11—29.)

Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. — М., 1982. (Восприятие и иконическая память: 46—61.)

Ипполитов Ф.В. Память школьника. — М., 1978. (Теории па­мяти: 7—15. Классификация видов памяти: 15—28.)

Истомина З.М. Развитие памяти. Учебно-методическое по­собие. — М., 1978. (Зависимость запоминания от характера дея­тельности: 62—86.)

Коул М., Скибнер С. Культура и мышление. Психологический очерк. — М., 1977. (Культура, научение и память: 153—173.)

Ладанов И.Д. Управление стрессом. — М., 1989. (Тренировка памяти: 69—83.)

Лурия А.Р. Маленькая книжка о большой памяти. Ум мне-мониста. — М., 1968.

Механизмы памяти. Руководство по физиологии. — Л., 1987. (Эволюция памяти. Виды памяти: 21—41. Системная организация памяти: 263—300. Нарушения памяти: 356—369.)

Миллер Дж., Галантер Е., Прибрам К. Планы и структура поведения. — М., 1964. (Планы для запоминания: 132—148.)

Найссер У. Познание и реальность. — М., 1981. (Воображе­ние и память: 141—165.)

Немчин Т.А. Состояния нервно-психического напряжения. — Л., 1983. (Особенности памяти при нервно-психическом напряже­нии: 55-63.)

Николов Н., Нешев Г. Загадка тысячелетий. Что мы знаем о памяти. — М., 1988. (Что мы знаем и чего не знаем о памяти: 22 — 36. Управление памятью: 84—112, 133—140.)

Норман Д.А. Память и научение. — М., 1985. (Этапы перера­ботки информации: 20—30.)

Познавательные процессы и способности в обучении. — М., 1990. (Память: 61-79.)

Слобин Д., Грин Дж. Психолингвистика. — М., 1976. (Язык и память: 173—182.)

Смирнов А.А. Избранные психологические труды: В 2 т. — Т. I. — М., 1987. (Взаимоотношение образа и слова в развитии памяти: 186—203.)

Ушакова Т.Н. и др. Речь человека в общении. — М., 1989. (Память в структуре речемыслительной деятельности: 61—98.)

Хоффман И. Активная память. — М., 1986. (Репрезентация в памяти: 56—211. Организация памяти: 212—252. Создание новой информации в памяти: 253—276.)

Хори Г. Память, импринтинг и мозг. Исследование механиз­мов. — М., 1988.

Чистякова М.И. Психогимнастика. — М., 1990. (Методиче­ские рекомендации для развития внимания, памяти, эмоциональ­ной экспрессии и мотивации у детей 4—7 лет: 45—51.)

Шабанов П.Д., Бородкин Ю.С. Нарушения памяти и их кор­рекция. — Л., 1989. (Принципы изучения нарушений памяти в экс­перименте: 5—63. Фармакологическая коррекция нарушений памя­ти: 64—111.)

–––

Немов Р. С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: В 3 кн. - 4-е изд. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2003. - Кн. 1: Общие основы психологии. - 688 с. С. 228-232.

Обновлено 09.03.2011 18:57