Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Fri01192018

Last update05:49:11 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru
Back Интервью Дедовщина за партой. Интервью И.В. Дубровиной «Российской газете»
16.03.2011 13:44

Дедовщина за партой. Интервью И.В. Дубровиной «Российской газете»

Автор:  Administrator
Оценить
(2 голоса)
dubrovina_irina_vladimirovna_200Почему в школе процветает дедовщина? Нужны ли в классах психологи в погонах? На эти вопросы "РГ" отвечает лауреат премии правительства России в области образования за 2006 год,  автор уникального методического пособия для школьных психологов, академик Российской академии образования Ирина Дубровина.

Российская газета| По идее, психологическая служба должна была внести в школьную жизнь гармонию. А на деле часто вносит смуту: обижаются и учителя, привыкшие к менторскому тону, и родители, которые не любят, когда их поучают...

Ирина Дубровина| Проблема в самих школьных психологах. Сейчас только ленивый их не готовит. Тьма-тьмущая филиалов, куда преподаватели выезжают "наскоком": приехал, прочитал несколько лекций, тут же принял зачет или экзамен - и был таков. А в итоге у молодого психолога формируется негласная установка не уважать тех, кто обращается за помощью.

В школу, к сожалению, приходят люди, которые не знают ни детей, ни жизни. Мальчики и девочки с ходу начинают учить опытных учителей, совершенно не представляя, что такое урок. Им мечталось сразу после окончания вуза открыть консультации и зарабатывать огромные деньги. А "тут школа, учителя-ретрограды, дети-дебилы, а уж о родителях и говорить не приходится". Впрочем, такой настрой, конечно же, не у всех.

Ведь школу представить сейчас без психолога трудно. А его задача - "очеловечить" учебный процесс.

РГ| Школьные психологи практикуют анкеты, где есть вопросы типа: "Пойдешь ли ты в разведку с Ваней?" или "Хочешь ли сидеть за одной партой с Машей?" Выявив классного изгоя, они обнародуют свои "выводы" прямо на родительском собрании.

На вопрос: "Как я познаю мир?" только третьеклассники ответили психологически верно: они нарисовали нос, уши и глаза

Дубровина| Это, не побоюсь сказать, безобразие называется "социометрия". Таких психологов нужно гнать из школы. Они непрофессионалы. Никакие данные, полученные в эксперименте, не должны стать достоянием чьих-нибудь глаз или ушей. Если есть какие-то неблагоприятные прогнозы по отношению к одному из учеников, специалист очень деликатно, а главное - с глазу на глаз должен предупредить родителей.

Но есть и другая беда. Это неадаптированные западные тесты. В России всегда показателем высокого уровня развития личности были совесть, рефлексия. А по заморским методикам получается, что у зрелого человека прежде всего обязателен высокий уровень самооценки, он любит себя и ни в чем не сомневается. Совесть остается за бортом. Но это противоречит российскому менталитету. А мы тестируем клиента и даем ему рекомендации. То есть выбиваем из растущей личности то, что веками нарабатывалось в отечественной культуре.

К счастью, увлечение диагностикой и коррекцией уходят в прошлое. Сейчас у школьного психолога другие задачи - создать комфортную обстановку.

РГ| Цикл учебников, за который вы получили премию правительства, называется "Система воспитания психологической культуры в школе". Почему нужно преподавать именно культуру, а не просто психологию?

Дубровина| Психологию сейчас можно изучать и самостоятельно, и в вузах. Есть масса пособий, курсов, книг. Многие используют свои знания в манипулировании сознанием конкурентов, в политических и предвыборных кампаниях. Но вот психологической культуры в обществе как не было, так и нет. А она предполагает использование специальных знаний исключительно в интересах человека. Представлениям о гуманности, чувстве достоинства, чести, долге, верности нет места в ускоренных курсах пиара или психологии бизнеса.

Что такое психологическая культура? Это понимание того, что всякий человек - самая большая ценность на Земле, вне зависимости от его национальности, социального и имущественного положения. Вот мы и разработали программу преподавания психологии с 3-го по 11-й класс. В этом году в 799-й московской школе был первый выпуск детей, которые прошли ее полностью. Есть у нас площадка в Омске. Там этот предмет уже введен в региональный компонент. К слову, работают курсы повышения квалификации для психологов, которые получают педагогические знания.

РГ| И все же, как уроки психологии связаны с жизнью, которая ожидает детей за стенами школы? Какая-то конкретная польза от них есть?

Дубровина| Знать себя - разве не польза? Был забавный случай: мы попросили детей и родителей нарисовать ответ на вопрос: "Как я познаю мир?" Просто? На первый взгляд. Чего только не рисовали: и телевизоры, и компьютеры, и различную оптику. И только наши третьеклассники ответили психологически верно: они нарисовали нос, уши и глаза. Ведь знание к нам приходит исключительно через органы чувств. А все остальное - отражение чужих знаний.

Учителя отмечают расширение словарного запаса, психологически подкованные детишки начинают более тонко воспринимать человека: дают развернутые характеристики, а не просто "плохой - хороший". Даже малыши осознают, что индивидуальные особенности человека не опишешь "черной" или "белой" красками. И еще. Дети меньше дерутся. Понимают: "Я бы пнул Витьку, но ему так же больно, как и мне. Ведь он такой же человек, как и я".

РГ| А что при таком подходе делать с особо одаренными детьми?

Дубровина| Что касается начальной школы, то, думаю, что не правы те педагоги и психологи, которые выискивают маленьких вундеркиндов и демонстрируют их одаренность как нечто из ряда вон выходящее. Важно, чтобы в этом возрасте ребенок осознал: нужно искать в себе одаренность, ведь нет в роду человеческом бесталанных.

А вот к началу пятого класса время поговорить об уникальности каждого человека в отдельности. В шестом рассказываем о том, что такое общение, дружба, романтическая любовь. Ведь на эти темы никто по-настоящему с детьми не говорит. Дальше обсуждаем групповые подростковые объединения. Пытаемся вложить в школьников мысль: если хочешь быть в группе, то готовься перенять не только сленг, манеру вести себя и одеваться. Придется нести и ответственность за выбранный тобой коллектив.

РГ| Психолог способен помочь школьнику определиться с профессиональным выбором?

Дубровина| Если вы имеете в виду профильные классы, то ничего общего с выбором будущей профессии они не имеют. С одной стороны, интересы у школьника могут поменяться, и не один раз. А с другой, на "профили" в основном делят учителя: тех, кто поумнее - в математический, тех, кто послабее - в гуманитарный. Или родители: если в химическом институте есть связи, значит, записывают в естественно-научный класс. Ничего хорошего обычно из этого не получается. Поэтому в старших классах на уроках психологии мы стараемся помочь детям ответить на важнейший вопрос: от какой работы, от какой деятельности я получаю удовольствие? Это главное в выборе профессии.

РГ| Психологи работают, но откуда тогда в школе дедовщина?

Дубровина| Школа - это слепок жизни. Включите телевизор: там сплошные убийства, пропаганда силы. Наших журналистов больше интересуют сюжеты о родителях-извергах, истории об учителях, жестоко избивающих учеников. Нет настоящих кумиров. Кроме попсовых звезд или персон, преуспевших в полукриминальном бизнесе.

У нас любят сейчас повторять, что "хороший человек - это не профессия". Беда в том, что по большому счету сейчас действительно не востребован просто порядочный человек. Подросток, который примеривает на себя будущую свою жизнь, должен ощущать, что он нужен обществу такой, какой он есть, а не только предприимчивый, деловой, инициативный. В школах, где именно такая атмосфера, нет и не может быть дедовщины. Все заняты делом, реализуют себя. Иначе начинаются "разборки" не по существу: я сильнее и богаче, ты слабее и беднее. Поэтому отдежуришь за меня, портфель до класса донесешь, уроки сделаешь.

РГ| Всплеск жестокости в школе и вызвал идею заменить школьных психологов психологами в милицейской форме. Мол, сердобольные дамы не справляются с агрессивной молодежью. Это даст результат?

Дубровина| Есть детские комнаты милиции с персоналом, который имеет психологическую подготовку, знает все особенности подросткового возраста. Но закручивать гайки в школе? Действие рождает противодействие. Нужно смягчать остановку в классах: справиться с трудными детьми можно только пониманием и любовью. И еще. Трудные подростки только часть своего времени проводят в школе. Но вечером они попадают "на улицу". Кому они там нужны? Тренерам спортивных секций, которые почти все платные? В кинотеатрах, где билеты стоят больше, чем самое дорогое спиртное? А вот в уличной шайке хулиганов их примут...

Никакие психологи в погонах не смогут решить психологическую проблему невостребованности подрастающего поколения.

Новоселова Е. Дедовщина за партой. В российских школах будут учить психологической культуре // Российская газета. 2006. № 4221 от 14 ноября.
http://www.rg.ru/2006/11/14/shkola-psihologia.html

Изменено 08.06.2011 00:17

Похожие материалы (по тегам)