Психология

психология-психодиагностика-психотерапия

Mon05012017

Last update10:53:41 AM GMT

Рейтинг@Mail.ru
Back Дифференциальная Гендерная психология Гендерные различия в выраженности компонентов эмоционального интеллекта

Гендерные различия в выраженности компонентов эмоционального интеллекта

Сведения о гендерных различиях в сфере эмоционального интеллекта (ЭИ) – совокупности интеллектуальных способностей к обработке эмоциональной информации – являются достаточно противоречивыми. Так, Ш. Берн указывает на незначительность различий в эмоциональной сфере между лицами мужского и женского пола [1]. Согласно другим исследованиям [2], несмотря на отсутствие различий между мужчинами и женщинами по общему уровню EQ (коэффициента эмоциональности), женщины обнаруживают более высокий уровень по межличностным показателям эмоционального интеллекта (эмоциональности, межличностным отношениям, социальной ответственности). У мужчин преобладают внутриличностные показатели (самоутверждение, способность отстаивать свои права), способности к управ-лению стрессом (стрессоустойчивость, контроль импульсивности) и адаптируемость (определение правдоподобности, решение проблем).

Oбнаружены значимые различия в уровне эмоционального интеллекта между девочками и мальчиками-подростками: у мальчиков по сравнению с девочками уровень ЭИ в целом ниже [3]. В то же время согласно результатам другого исследования значимые различия по уровню эмоционального интеллекта обнаружены только у родителей (при этом у женщин ЭИ достигает более высокого уровня, чем у мужчин), в то время как у детей таких различий выявлено не было [4].

Согласно результатам проведённых нами исследований, у лиц юношеского возраста не выявлено гендерных различий в интегральных показателях эмоционального интеллекта [5], однако обнаружены расхождения в выраженности его отдельных способностей. Так, у девушек в отличие от юношей отмечается преобладание эмпатии, распознавания эмоций других людей, понимания эмоций в целом [5]; у юношей в отличие от девушек – доминирование внутриличностного эмоционального интеллекта и его компонента «контроль экспрессии» [6]. Можно предположить, что поскольку данные различия в уровне отдельных показателей эмоционального интеллекта не влияют на уровень EQ в целом, то имеет место компенсация эмоциональных способностей.

Результаты наших исследований позволяют выдвинуть предположение, что у девушек общий уровень эмоционального интеллекта связан, в первую очередь, с когнитивными процессами понимания и осмысления эмоций, у юношей – в большей мере с качеством межличностных связей [7].

Рассмотрим гендерные различия в выраженности компонентов эмо-ционального интеллекта, выделяемых в модели способностей [8].

Различение (идентификация) и выражение эмоций.

На идентификацию собственных переживаний в значительной мере влияют гендерные стереотипы. Так, в ситуациях, которые способствовали возникновению гнева, например, в условиях предательства или критики, мужчины реагировали проявлениями гнева. Напротив, женщины склонны были говорить, что в данных ситуациях они чувствовали бы себя опечаленными, обиженными или разочарованными. Различия в уровне эмпатии обнаруживаются только в том случае, если испытуемые-мужчины должны сообщить, насколько эмпатичными они стремятся быть [1]. Примечательно, что в подобных исследованиях у мужчин и у женщин при всём различии их эмоциональной экспрессии наблюдались одинаковые физиологические реакции [9].

Мужчины и женщины с различной интенсивностью и различными способами выражают свои эмоции. В ряде исследований показана большая экспрессивность лиц женского пола вне зависимости от их возраста [10-12], при этом женщины проявляют более эмоциональное поведение в чисто женских группах, чем в смешанных [13]. Отмечается, что женщины более улыбчивы, чем мужчины [14].

Различия в интенсивности выражения эмоций могут быть связаны с тем, что у женщин лицевая активность в целом выше, чем у мужчин [9]. Следует учитывать и тот факт, что мужчины в рамках своей традиционной половой роли склонны к «ограничительной эмоциональности» – минимизации эмоциональной экспрессии [10].

Большее разнообразие способов выражения эмоций у лиц женского пола, возможно, объясняется тем, что у них способность к вербализации эмоций формируется раньше и развивается быстрее, чем у лиц мужского пола. В качестве примера эволюции эмоциональной экспрессии можно предложить выражение эмоции гнева. Интересно, что в возрасте до 10 лет мальчики и девочки существенно не отличаются в проявлениях агрессии: во время переживания эмоции гнева и те, и другие демонстрируют физическую агрессию. Однако к 13 годам девочки приобретают ряд эффективных умений в тактике вербального и невербального выражения эмоций, а мальчики продолжают проявлять свой гнев при помощи физических действий [9]. В дальнейшем у мужчин преобладает прямая агрессия (физическая и вербальная), у женщин – косвенная, или «агрессия взаимоотношений» (распространение слухов) [1].

Гендерные стереотипы ограничивают выражение эмоций, «не свойственных» представителям определённого пола. Для мужчин открытое проявление эмоций в ряде случаев достойно насмешек и позора.

Проявления печали, депрессии, страха и таких социальных эмоций, как стыд и смущение, рассматриваются как «немужские». Мужчины, проявляющие подобные эмоции, оцениваются более негативно по сравнению с женщинами [15], их не склонны утешать в этих случаях, как это принято по отношению к женщинам [10]. Выражение гнева и агрессии, напротив, считается приемлемым для мужчин, но не для женщин. Агрессивные мальчики оцениваются как более привлекательные и компетентные, чем неагрессивные, в то время как агрессивные девочки оцениваются как менее привлекательные и обычно сталкиваются с широким кругом проблем во взаимоотношениях со сверстниками [10]. В ситуации конфликта мужчины в большей мере склонны к внешней агрессии, в то время как женщины – к аутоагрессии (к самообвинению).

Женщины, начиная с подросткового возраста, обнаруживают более выраженную тенденцию к проявлениям депрессии и печали, стыда [10], страха и тревоги [14]. Нельзя сказать, что мужчины не испытывают подобных «немужских» эмоций, однако в ситуациях непосредственного общения они стремятся не проявлять их. Например, представители сильного пола проявляют такую же готовность обнаруживать свои эмоциональные проблемы, как и женщины, если они рассказывают о них в условиях магнитофонной записи или в письме в журнал [9].

Согласно исследованиям, проведённым в США и в Венгрии, лица обоих полов считают, что женщины охотнее делятся своими чувствами, чем мужчины. В то же время мужчины наиболее откровенны в дружбе с женщинами [7]. По-видимому, опасения по поводу несоответствия гендерной роли у мужчин наиболее сильны в окружении представителей своего пола.

«Запрет» на выражение ряда эмоций и чувств существует и у женщин. Р.Сальваггио (1996) отмечает, что у женщин весьма желательно выражение эмоциональной зависимости от противоположного пола, погружённости в «любовь» при запрете на открытое выражение чувств и проявление агрессии. По мнению автора, это создаёт у женщин мазохистскую установку [14].

Результаты приведённых выше исследований дали основание Ш.Берн говорить о том, что эмоциональность, т.е. сила переживаемых эмоций, у представителей обоих полов одинакова, различна лишь степень их внешнего выражения [1]. Е.П. Ильин вносит уточнение, что у мужчин и женщин различно и качество выражения определённых эмоций: «…то, что «прилично» для женщин (плакать, сентиментальничать, бояться и т.п.), «неприлично» для мужчин, и наоборот, то, что «прилично» для мужчин (проявлять гнев и агрессию), «неприлично» для женщин» [14, с.106]

Возможно, с гендерными стереотипами связаны и различия в кодировании эмоций. Установлено, что женщины лучше кодируют экспрессивное выражение счастья, мужчины – гнева и злобы [14].

Использование эмоций для повышения эффективности мышления и деятельности (фасилитация мышления).

В житейском обиходе устоялось представление о преобладании у женщин «эмоционального мышления», которое подразумевает ингибирующее влияние эмоций на деятельность. Это означает, что женщины склонны реагировать не рационально, а эмоционально, причём реакция определяется не столько содержанием высказывания, сколько сложившимися к данному моменту отношениями [16]. Такая реакция непроизвольна и неконструктивна. Данный подход соответствует стереотипным представлениям о гендерных ролях, однако кажется далёким от современной реальности.

Представление о большей эмоциональности женщин по сравнению с мужчинами и знание об эмпирически установленной взаимосвязи эмоциональности и креативности [17] делает возможным предположение не столько об ингибирующем, сколько о фасилитирующем влиянии эмоций на умственную активность у лиц женского пола. Подобная гипотеза уже находит своё подтверждение в современных исследованиях. Так, выявлено более выраженное влияние эмоционального фактора на творческую продуктивность девочек по сравнению с мальчиками [17].

Понимание (осмысление) эмоций преобладает у лиц женского пола. Женщины по сравнению с мужчинами проявляют большие способности в прочтении изменяющейся социальной информации по лицевой экспрессии и другим невербальным признакам [10; 14]. Возможно, это связано с тем, что у женщин область мозга, обслуживающая процессы, связанные с об-работкой эмоциональной информации, больше, чем у мужчин [18].

Выраженные гендерные различия в сфере обработки эмоциональной информации обнаруживаются уже в подростковом возрасте. Так, современные девочки в целом лучше, чем мальчики, регулируют и контролируют свои чувства, лучше их вербализуют, имеют более богатый тезаурус для описания эмоциональных состояний [19], у них более развит эмоциональный канал эмпатии [20].

Женщины более эмпатичны, чем мужчины [14], при этом они более склонны плакать и говорить о своих бедах в ответ на рассказы других о своих неприятностях [21].

Н. Айзенберг и её коллеги связывают большую эмпатийность девочек 10-12 лет по сравнению с мальчиками более ранним моральным развитием первых [22]. Большую склонность к эмпатии женщин по сравнению с мужчинами объясняют их гендерными ролями (заботливость первых и властность, независимость, соперничество вторых), а также соответствующим воспитанием детей [14; 22]. Игры девочек с куклами развивают эмпатийную экспрессию, а игрушки мальчиков её не развивают. По мнению Д.Блока, у мужчин вследствие этого имеется менее богатый опыт в сфере эмпатийной отзывчивости. В результате они просто не знают, как реагировать на эмоциональный дискомфорт другого человека. Заметим, что указанные исследования эмпатийности связаны с изучением со-горевания. Представляется интересным, какими были бы различия в данной сфере между мужчинами и женщинами в ситуациях, требующих со-радования.

В связи с последним замечанием интересным представляется обнару-женный нами факт: у девушек с повышением уровня понимания чужих эмоций через экспрессию связано снижение частоты переживания эмоции радости и повышение частоты переживания горя. Это позволяет предположить, что сопереживание проявляется у них, в первую очередь, как со-горевание. Иными словами, студентки используют свои эмоциональные способности, чтобы разделить с другими людьми их негативные переживания и, тем самым, снизить их интенсивность [6].

Данные исследований показывают, что мужчины и женщины различаются в объяснении причин эмоциональных вспышек – особенно интенсивных переживаний гнева и печали. К примеру, представители мужского и женского пола указывают на различные детерминанты таких эмоций, как гнев, страх или печаль. Мужчинам свойственно искать причины эмоций в межличностных ситуациях, в то время как женщинам присуще видеть их в личных отношениях или в настроении.

Если мужчина терпит поражение, он объясняет это внешними причинами (отсутствием возможностей, недостаточной поддержкой руководства). Женщины обычно ищут причины неудач в собственном личностном несоответствии [7; 10].

Осознанная регуляция эмоций связана в основном с их подавлением.

Мужчины в целом более сдержанны в проявлении симпатии, печали и дистресса, женщины – в проявлениях сексуальности, гнева [9] и агрессии [10]. Даже у склонных к алекситемии мужчин запрет выше на страх, у женщин – на гнев.

Причины описанных выше различий являются в большей мере социальными, нежели биологическими. Паттерны эмоциональных различий среди взрослых мужчин и женщин изначально детерминированы подходом в воспитании детей. Согласно К.Юнгу, у мальчиков в процессе их воспитания чувствования подавляются, в то время как у девочек они доминируют. Родители требуют, чтобы мальчики контролировали свои эмоции, но с девочками подчёркивается эмоциональная открытость [9; 10]. Превосходство лиц женского пола в склонности к обсуждению эмоций, которое появляется в раннем детстве, сохраняется на достаточно устойчивом уровне и в дальнейшем [10].

Различия в социализации девочек и мальчиков продиктованы неосоз-нанным стремлением родителей подготовить детей к выполнению соответствующих гендерных ролей. Конкуренция в предметной и в широкой социальной сферах требует от мужчины умения регулировать собственное возбуждение, ограничивать выражение «немужских» эмоций (и, тем самым, не демонстрировать сопернику собственные слабости). В условиях конкурентной борьбы в случае необходимости допустимо агрессивное давление – отсюда социальное «разрешение» для мужчин на выражение гнева. Поощрение мальчиков к выражению агрессии и гнева и запрет на выражение печали, тревоги и уязвимости готовят их к роли конкурентоспособных добытчиков, стремящихся к индивидуальным достижениям, власти, статусу [7].

Напротив, агрессивное поведение в соответствии со стереотипными представлениями о гендерных ролях совершенно не приветствуется у лиц женского пола. Это связано с тем, что в сфере семейных взаимоотношений более продуктивной стратегией поведения является проявление позитивных эмоций и контроль внешних проявлений агрессии. Будучи поощряемы к выражению таких эмоциональных явлений, как теплота, жизнерадостность, уязвимость, смущение, и не поощряемы по отношению к выражению гнева и агрессии, женщины, скорее всего, будут успешно выполнять свои социальные роли воспитательниц и хранительниц домашнего очага. Кроме того, позиция «ведомого» (а именно таково в большинстве случаев положение женщины во взаимоотношениях с мужчиной в семье) побуждает к внимательному распознаванию эмоций других людей [23]. Поэтому с учётом требований гендерной роли вполне закономерно, что для девушек-студенток в большей мере, чем для юношей, субъективно важно уметь управлять собственными эмоциями и понимать эмоции других людей [24].

Взрослея, девушки верят в то, что от них требуется выражать позитивные эмоции по отношению к другим людям, в противном случае окружающие будут их осуждать. Мужчины в аналогичных ситуациях не ожидают по отношению к себе подобных последствий [10].

Односторонний подход к социализации девочек и мальчиков приводит к печальным последствиям. Мужчины оказываются неспособными проявить столь необходимые во взаимоотношениях полов и в семейном общении нежность, теплоту и участие; они не допускают в сферу сознания страх и стыд. Женщины оказываются лишёнными возможности адекватно осознать и выразить агрессиюи гнев, они вынуждены тормозить проявления сексуальности. В том и в другом случае общество требует контроля определённых эмоций, который осуществляется далеко не безопасным для здоровья и взаимоотношений способом – через их подавление.

Итак, данные о гендерных различиях эмоционального интеллекта в целом достаточно противоречивы. Если говорить о выраженности его структурных компонентов, то у женщин по сравнению с мужчинами преобладает понимание эмоций. В остальном различия носят скорее качественный, нежели количественный характер. Мужчины и женщины в равной мере переживают те или иные события, демонстрируют идентичные физиологические реакции. Однако они по-разному, в соответствии со своей гендерной ролью, объясняют причины эмоций. Выражение тех или иных эмоций у представителей женского или мужского пола, как и их регуляция, во многом обусловлены влиянием гендерных норм, которые формируются путём воспитания.

ЛИТЕРАТУРА

1. Берн, Ш. Гендерная психология / Ш. Берн. – СПб.: «прайм –Еврознак», 2001. – 320 с.

2. Орме, Г. Эмоциональное мышление как инструмент достижения успеха / Г. Орме. – М: «КСП+», 2003. – 272 с.

3. Harrod, N.R.An exploration of adolescent emotional intelligence in relation to demographic characteristics / N.R. Harrod, S.D. Sheer // Adolescence, Fall, 2005. [Electronic resource]. Mode of access: http:// www.findarticles.com/p/articles. html. – Date of access: 14.05.2005.

4. Guastello, D.D. Androgyny, gender role behavior, and emotional intelligence among college students and their parents / D.D. Guastello, S.J. Guastello. // Sex Roles: A Journal of Research. – 2003. – Volume 49, Numbers 11-12. – P. 663-673.

5. Андреева, И.Н. Гендерные различия в структуре эмоционального интеллекта у студентов/ И.Н. Андреева // Женщина. Образование. Демократия: материалы 7-ой международн. междисциплинарной научно-практ. конф., Минск, 10-11 декабря 2004 г. / ЖИ «ЭНВИЛА»; редкол.: Черепанова Л.А. [и др.] – Минск, 2004. – С. 282-285.

6. Андреева, И.Н Взаимосвязь эмоционального интеллекта и тезауруса эмоциональных переживаний в юношеском возрасте / И.Н. Андреева // Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития: материалы международн. научно-практ. конф., Санкт-Петербург, 28-29 апреля 2006 года / СПбИУиП; редкол. В.Н. Дежкин [и др.] – Ч.1– СПб, 2006.– С. 17-21

7. Андреева И.Н. Способности эмоционального интеллекта: гендерные разли-чия / И.Н. Андреева // Психология и современное общество: взаимодействие как путь взаиморазвития: материалы второй международн. научно-практ. конф., Санкт-Петербург, 13-14 апреля 2007 года / СПбИУиП; редкол. В.Н. Дежкин [и др.] – Ч.1– СПб, 2007.– С. 12-15.

8. Mayer, J.D. Models of emotional intelligence / J.D. Mayer, P. Salovey D. Caruso. In R.J. Stenberg (Ed.) Handbook of intelligence. – Cambrige, UK: Cambrige University Press, 2000. – P. 396-420.

9. Goleman, D. Sex roles reign powerful as ever in the emotions / D. Goleman // The New York Times, August, 23, 1988.Copyright. 1988 by The New York Times Company. Reprinted by permission.

10. Бреслав, Г.М. Психология эмоций / Г.М. Бреслав. – М.: Смысл; Издательский центр «Академия», 2004. – 544 с.

11. Stapley, J. Beyond depression: Gender differences in normal adolescents, emotional experiences / J.Stapley, J.M. Haviland // Sex roles. – 1989. – V.20. – P.295-308.

12. Суханова, К.Н. Гендерные проблемы эмоций / К.Н. Суханова // Психология XXI века: тезисы междунар. научно-практ. конф. студ. и аспирантов, 12-14 апреля 2001 г.; под ред. А.А. Крылова. – СПб: Изд-во Санкт-Петерб. ун-та, 2001. – С.257-258.

13. Cross, S.E. Models of self: self-construals and gender / S.E. Cross, L. Madson. // Psychol. Bull. – 1997. – V.122, №1. – P.5-37.

14. Ильин, Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины / Е.П. Ильин. – СПб.: Питер, 2006. – 544 с. – (Серия «Мастера психологии»).

15. Siegel, S. Interpersonal perceptions and consequences of depressive-significant other relations: A naturalistic study of college roommates / S. Siegel, L. Alloy // Journal of Abnormal Psychology. – 1990. – 99. – P.361-373.

16. Ярчак, М. Т. Цi iснуе эмацыянальнае мысленне? / М. Т. Ярчак // Адукацыя i выхаванне. – 2002. – №7. – С.72-75.
17. Качалко, В.Б. Корреляционный анализ качеств творческой личности / В.Б. Качалко, В.В. Гульчик // Психология. – 2003. – №2. – С.76-81.

18. Sex differences in temporo-limbic and frontal brain volumes of healthy adults / R. Gur [et al.] // Cerebral cortex. – 2002. – 12. – P.998-1003.

19. Березовская, Т.Эмоциональное развитие старшеклассников в детском театральном объединении (гендерный аспект) / Т. Березовская // Женщина. Образование. Демократия: материалы 5-ой международной междисциплинарной научно-практической конференции 6-7 ноября 2002 г., г. Минск. – Минск, 2003. – С. 196-198.

20. Пономарёва, М. Гендерные особенности развития эмпатии в юношеском возрасте / М. Пономарёва // Женщина. Образование. Демократия: материалы 5-ой международной междисциплинарной научно-практической конферен-ции, 6-7 ноября 2002 г., г. Минск. – Минск, 2003. – С. 247-249.

21. Eisenberg, N. Sex differences in empathy and related capacities / N. Eisenberg, R. Lennon // Psychol. Bulletin. – 1983. – V.94. – P.10-131.

22. Eisenberg, N. The developments of prosocial values // N. Eisenberg // Social and moral values: Individual and social perspectives. – Hillsdale, N.Y., 1989.

23. Симонов, П.В. Эмоциональный мозг / П.В. Симонов; отв. ред.Э.А. Асратян. – М.: Наука, 1981. – 216 с.

24. Андреева, И.Н. Взаимосвязь эмоционального интеллекта и индивидуальных проявлений самоактуализации / И.Н. Андреева // Л.С. Выготский и совре-менная культурно-историческая психология: проблемы онтогенеза мораль-ного сознания и поведения: материалы III международн. научн. конф., Го-мель, 18-19 октября 2006 года / ГГУ им. Ф.Скорины; науч. ред. А.А. Лытко, И.В. Сильченко.– Гомель, 2006. – С.128-131.

Андреева  И.Н. Гендерные различия в выраженности компонентов эмоционального интеллекта // Психологический журнал. 2008. № 1. С. 39-43.

Похожие материалы